.RU

Коммуникативно-когнитивные особенности выражения косвенных и имплицитных речевых актов отказа в диалогическом дискурсе




На правах рукописи


СИМОНОВА Светлана Олеговна


КОММУНИКАТИВНО-КОГНИТИВНЫЕ ОСОБЕННОСТИ ВЫРАЖЕНИЯ КОСВЕННЫХ И ИМПЛИЦИТНЫХ РЕЧЕВЫХ АКТОВ ОТКАЗА В ДИАЛОГИЧЕСКОМ ДИСКУРСЕ


Специальность: 10.02.19 – теория языка


Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

кандидата филологических наук


Москва – 2011


Работа выполнена на кафедре иностранных языков государственного образовательного учреждения высшего профессионального образования «Тамбовский государственный технический университет» (ГОУ ВПО ТГТУ)


Научный руководитель: кандидат филологических наук, доцент

^ Валентина Сергеевна Григорьева


Официальные оппоненты: доктор филологических наук, профессор

Марина Николаевна Левченко



кандидат филологических наук

Мария Константиновна Кузьмина


Ведущая организация: ГОУ ВПО «Тверской государственный

университет»


Защита диссертации состоится «3» июня 2011 г. в 1130 часов на заседании диссертационного совета Д 212.155.04 при Московском государственном областном университете по адресу: 105082, г. Москва, Переведеновский переулок, д. 5/7.


С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Московского государственного областного университета по адресу: 105005, г. Москва,

ул. Радио, д. 10 а.


Автореферат разослан «28» апреля 2011 г.


Ученый секретарь

диссертационного совета

кандидат филологических наук,

доцент Марина Вячеславовна Фролова

^ Общая характеристика работы

Реферируемая работа посвящена комплексному коммуникативно-прагматическому и когнитивному исследованию косвенных и имплицитных речевых актов отказа в современном немецком и русском языках.

Выбор темы исследования обусловливается тем, что негативная реакция на просьбу, предложение, совет, приглашение является достаточно сложной проблемой в неконфликтной речевой коммуникации, так как межличностное общение складывается из взаимного влияния людей друг на друга, из их стремления развить позитивные, желательные, благоприятные для себя качества и устранить негативные, нежелательные, неблагоприятные. Одним из механизмов регулирования взаимоотношений в обществе выступают косвенные и имплицитные речевые акты отказа.

Актуальность настоящего исследования определяется современным подходом к изучению речевого акта отказа с позиций коммуникативного и когнитивного аспектов речевой деятельности. Данная тема является одним из сложных феноменов речевого общения индивидуумов, требующего научного подхода к данному явлению. Работа выполнена в русле актуального антропоцентрического направления современной лингвистики, которое предполагает получение нового знания о языке и говоря­щем субъекте, воплощающем в речи свою языковую и коммуникативную компе­тенцию, систему интенций и пресуппозиций для правильной интерпретации косвенных и имплицитных речевых актов отказа.

В контексте когнитивной лингвистики мы анализируем речевой акт (далее РА) отказа как сценарный фрейм определенного типа. Мы исходим из положения о том, что производство и понимание косвенных и имплицитных РА отказа возможно в том случае, если в диалогическом дискурсе выступают два участника коммуникации: говорящий и слушающий со своими пресуппозициями, коммуникативными намерениями и целями. При этом важную роль играет также сама коммуникативная ситуация, место, время, обстоятельства действительности, а также отношения между коммуникантами, их социальные статусные характеристики.

В основу настоящего диссертационного исследования положена гипотеза, согласно которой речевые ситуации отказа в процессе коммуникации включают сценарии косвенного и имплицитного способов их выражения. Каждый из них характеризуется определенной фреймовой структурой и свойственными ей речевыми тактиками, которые опосредуются в речи определенным набором языковых средств.

Объектом настоящего исследования являются косвенные и имплицитные речевые акты отказа, осуществляемые в рамках диалогического единства, выступающие в функции регуляторов межличностных взаимоотношений.

^ Предметом исследования являются когнитивные, коммуникативно-прагматические и лингвистические составляющие косвенных и имплицитных речевых актов отказа.

Основная цель работы заключается в выявлении особенностей функционирования и описании тактик при выражении косвенных и имплицитных речевых актов отказа в немецкой и русской разговорной речи.

В соответствии с заявленной целью исследования нами выделяются следующие задачи:

1) установить границы РА отказа, определить его место в коммуникативной ситуа­ции несогласия и в ряду так называемых актов негативной реакции;

2) описать основные теоретические положения косвенного и имплицитного РА отказа;

3) описать модель косвенного и имплицитного РА отказа в виде сценарного фрейма;

4) выявить тактики, актуализирующие косвенные и имплицитные речевые акты отказа;

5) установить наиболее типичные для современного немецкого и русского языков языковые средства, опосредующие косвенный и имплицитный речевой акт отказа.

^ Теоретической базой исследования послужили основные положения, разрабатываемые в области:

 функциональной грамматики, представленные в трудах отечественных и зарубежных лингвистов В.Г. Адмони, А.В. Бондарко, О.И._Москальской, Е.И. Шендельс, Л.М. Михайлова, В.Г. Гака, Г. Хельбига и др.;

 теории речевых актов в трудах Е.В. Падучевой, Н.Д. Арутюновой, Дж._Остина, Дж. Серля, П. Грайса, П.Ф. Стросона, А. Вежбицкой, Д._Вундерлиха, Р. Конрада и др.;

 коммуникативно-прагматической лингвистики в работах Н.Д._Арутюновой, Е.В. Падучевой, О.Г. Почепцова, М.В. Никитина, И.В._Арнольд, A.B. Бондарко, В.И. Гуревич, Л.Л. Нелюбина, Е.В._Милосердовой, И.П. Сусова, Г.В. Колшанского и др.;

 дискурсивной лингвистики в работах В.В. Богданова, В.Г. Борботько, И.П. Сусова, Т.А. ван Дейка, Н.Д. Арутюновой, В.З. Демьянкова, Н.Н._Мироновой, Е.С. Кубряковой, Е.В. Сидорова и др.;

 когнитивной лингвистики в трудах Н.Д. Арутюновой, Е.С._Кубряковой, Ю.С. Степанова, А.Н. Баранова, Д.О. Добровольского, Н.Н. Болдырева, В.Г._Куликова, В.З._Демьянкова, М.Л._Макарова, Ч._Филлмора, Дж. Лакоффа, А.П._Бабушкина, З.Д. Поповой, И.А._Стернина и др.

^ Научная новизна заключается в том, что в работе впервые представлен коммуникативно-когнитивный и языковой форматы исследуемых косвенных и имплицитных речевых актов отказа. В работе выделена и специфицирована стратегия косвенных и имплицитных речевых актов отказа, характерная для диалогического сценария бесконфликтной коммуникации. Автором настоящего исследования создана классификация тактик, реализующих стратегии косвенного и имплицитного речевого акта отказа; выявлен и охарактеризован набор вербальных и невербальных средств, репрезентирующих тактики косвенных и имплицитных РА отказа; определены и исследованы сущностные характеристики коммуникативной стратегии исследуемых речевых актов отказа.

^ Материалом исследования послужили русские и немецкие диалогические единства (более 900 русских и 1100 немецких примеров), отобранные методом сплошной выборки из произведений художественной литературы немецких и русских писателей XX – начала ХХI вв. Привлекались также данные этимологических, фразеологических и толковых словарей, словарей синонимов, энциклопедических электронных источников. Методика исследования. Исследование практического материала проводится в работе на основе использования различных методов и подходов, которые включают в качестве основных следующие: контекстно-ситуативный (дискурсивный) анализ, концептуальный анализ исследуемых единиц речевого взаимодействия, метод семантической и прагматической интерпретации, методы речеактового, пресуппозитивно-контекстуального, интеракциональ-ного, интенционального анализа и фреймового моделирования, метод количественного анализа.

Результаты исследования позволяют сформулировать следующие основные положения, выносимые на защиту:

1) Речевой акт отказа в диалогическом общении выражает отрицательную реакцию на искомые цели адресанта. Важной чертой ситуации речевого акта отказа является то, что она психологически крайне сложна и неприятна для восприятия слушающего. Поэтому говорящий старается скрыть, замаскировать, приглушить отрицательный ответ, используя тактики смягчения РА отказа.

2) Сценарий отказа, свидетельствующий об отрицательном подходе к решению дел, включает: а) участников коммуникации; б) коммуникативную ситуацию сценария отказа, которая характеризуется наличием информации у адресата о том, как смягчить его травмирующее воздействие, как отказать, не разрушая коммуникацию, используя косвенные и имплицитные речевые акты отказа.

3) Употребление косвенных речевых актов отказа со ссылкой на субъективные и объективные причины характеризуются созданием при­ятной, вежливой атмосферы. Однако побудительные высказывания и риторические вопросы в некоторой степени являются невежливыми и могут создавать негативный эмоциональный фон. Косвенные речевые акты отказа характеризуется регулярным употреблением в определенных речевых ситуациях, что позволяет обозначить их как устоявшиеся в общественном сознании средства реализации отказа, поэтому ситуации непонимания между говорящим и слушающим достаточно редки.

4) Имплицитные речевые акты отказа актуализируются такими тактиками как смена темы разговора, уклончивый ответ, переубеждение, встречное предложение, переадресация, повторы. Представленные способы выражения имплицитного отказа, как в немецкой, так и в русской речи являются наиболее удобными для говорящего скрыть, завуалировать отказ. Побудительные высказывания, репрезентирующие имплицитные речевые акты отказа направлены преимущественно на сглаживание конфликтной ситуации, снятие негативной реакции. Имплицитные речевые акты отказа не имеют формального выражения интенции и распознаются только с учетом контекста.

5) Имплицитные речевые акты отказа выражаются также вопросительными высказываниями. Среди них выделены: тактика использования интеррогатива, тактика переспроса и тактика «зачем»-реплики, которые коммуникант выражает с целью узнать причину просьбы, выиграть время для обдумывания, или делает вид, что не понимает, о чем говорит его собеседник.

6) Понимание косвенных и имплицитных речевых актов отказа во многом зависит от знания фреймовой структуры речевой ситуации, то есть от коммуникативной ситуации, социальной ситуации, межличностных отношений, фоновых знаний коммуницирующих. Неполное знание любого из указанных аспектов может привести к неправильной интерпретации косвенных и имплицитных речевых актов отказа.

^ Теоретическая значимость работы определяется тем, что ее выводы и результаты вносят вклад в развитие положений общей теории коммуникации и позволяют лучше понять и объяснить сущность и закономерности конструирования диалогических единств непрямого отказа. На их основе может быть разработана методика коммуникативно-структурных и коммуникативно-прагматических моделей ситуации, объясняющих то, каким образом происходит фреймовое согласование в процессе речевого общения.

^ Практическая значимость полученных результатов заключается в том, что основные положения и выводы могут быть использованы при чтении курса лекций по общему языкознанию, в различных спецкурсах по лингвистической прагматике, анализу дискурса, интерпретации текста, аналитическому чтению. Материалы исследования могут также найти применение при составлении учебников нового типа, ориентированных на межкультурную коммуникацию, а также в преподавании практического курса немецкого и русского языков как иностранных.

^ Апробация работы. Основные положения и результаты исследования докладывались на кафедре иностранных языков Тамбовского государственного технического университета. Отдельные фрагменты диссертации опубликованы в сборнике «Труды ТГТУ» (г._Тамбов, 2007), в журнале «Альманах современной науки и образования» (г. Тамбов, 2008), также представлены на международных научно-практических конференциях: «Филология и культура» (г. Тамбов, 2009), «Систематика языка и речевой деятельности» (г. Иркутск, 2010). Основные результаты исследования отражены в 7 публикациях, три из которых опубликованы в научных журналах, включенных в «Перечень ведущих рецензируемых научных журналов и изданий, рекомендованных ВАК РФ».

^ Структура и объем диссертации. Диссертация общим объемом 207 страниц состоит из введения, двух глав, заключения, списка использованной научной литературы, включающего 260 наименований, в том числе 30 – на иностранных языках, списка источников фактического материала, списка словарей. Работа содержит 3 схемы и 4 таблицы.

Во введении обосновывается выбор темы исследования, его цели и задачи, отмечаются актуальность и новизна, указываются методы исследования, перспективы теоретического и практического использования результатов работы, формулируются основные положения, излагаются сведения об апробации основных результатов исследования.

В главе I «Теоретические основы исследования косвенных и имплицитных речевых актов отказа в коммуникативно-когнитивном аспекте» уточняются границы РА отказа среди негативных реакций (отрицание = несогласие, отказ, возражение, сопротивление и др.), уточняются теоретические положения косвенного и имплицитного РА отказа, рассматривается возможность изучения РА отказа с точки зрения интегративного подхода к данному явлению, в связи с чем формулируется необходимость изучения данного феномена в комплексном коммуникативно-когнитивном аспекте.

^ Глава II «Механизмы и способы реализации косвенных и имплицитных речевых актов отказа с позиции коммуникативно-когнитивного подхода и их языковой репрезентации» посвящается выявлению и описанию различных тактик, репрезентирующих косвенные и имплицитные речевые акты отказа в немецком и русском диалогическом общении, и обнаруживающих сходства и различия языкового и прагматического характера; описанию ситуации косвенного и имплицитного РА отказа в виде сценарных фреймов.

В заключении подводятся итоги исследования, обобщаются практические результаты, делаются теоретические выводы и определяются перспективы дальнейшего исследования.

^ Содержание работы

Глава I «Теоретические основы исследования косвенных и имплицитных речевых актов отказа в коммуникативно-когнитивном аспекте». Ключевым для данной работы понятием является понятие «отказ». В лингвистике термин «отказ» понимается и трактуется фактически однозначно. Термин «отказ» обычно ассоциируется в общественном сознании как акт непринятия интенции адресата и выражает смысл отрицательной реакции на искомые цели адресанта. Это понимание отражено в значениях соответствующих лексем в словарях русского языка. Данный термин представлен также производными словообразовательными единицами, обозначающими действия: отказать – отказывать и отказаться – отказываться. В Большом толковом словаре русского языка под редакцией С.А._Кузнецова слово отказ в первом значении толкуется как отрицательный ответ на просьбу, требование или предложение [Кузнецов, 2000].

Появление различных классификаций речевых актов было продиктовано проблемой выявления возможных способов использования языка [Вундерлих, 1976; Сусов, 1980; Остин, 1986; Серль, 1986; Почепцов, 1986; Романов, 1988 и др.].

Различные таксономии подтверждают, что одни и те же речевые акты по-разному интерпретировались в различных школах и направлениях. Среди речевых актов, выделяемых Дж. Остином и Дж. Серлем высказывания «отказа» никак себя не проявили, поскольку типология РА данных авторов базируется на выде­лении реплик инициального плана, а классификации перлокутивных актов, к ка­ким относятся высказывания с семантикой отказа, в ТРА пока не существует. По классификации А.А. Романова речевой акт отказа можно отнести к подтипу экспозитивов (возражения, протесты, разъяснения), которые входят в декларативно-экспрессивный иллокутивный тип. Конститутивная иллокутивная функция данного типа соотносима с такими типовыми речевыми действиями, которые используются для фиксирования, установки некоторого положения вещей (дел) в мире [Романов, 1988]. По С.А. Сухих, отказы относятся к классу контактивов (поддержание уровня отношений между партнерами) [Сухих, 2004]. Согласно классификации Е.И. Григорьева, отказы можно отнести к понятию «контрадиктив». Понятие «контрадиктив» служит для выражения решительного протеста против утверждаемого факта, нежелательного для говорящего. Высказывания отказа – это отрицательная реакция и может рассматриваться как акт непринятия интенции адресата, представленной чаще всего в речевых актах просьбы, требования, предложения [Григорьев, 1997].

В формальной традиционной лингвистике [Шендельс, Булах, Михайлов] высказывания отказа исследовались в рубрике отрицательных предложений. Е.И. Шендельс рассматривает средства реализации категории отрицания в немецком языке, которые связаны только с эксплицитным выражением в языке. Так, изучение речевого акта отказа стало возможным только с возникновением прагмалингвистики.

Мы будем рассматривать прагматику как составную часть теории речевой деятельности, где центром исследований является человек как участник коммуникации. Условием успешности косвенного и имплицитного речевого акта отказа является пресуппозиция, то есть общие знания собеседников, которые способствуют не только формированию высказывания, но и его интерпретации.

Структуру речевого акта можно рассматривать как «двувершинную систему» [Колшанский, 1984], в которой выделяют, прежде всего, двух участников коммуникации – говорящего и слушающего. Следовательно, в каждом конкретном случае общения каждый из коммуникантов имеет свою установку, свой замысел и тактики реагирования в речевой интеракции. Адресат осуществляет свое высказывание не только почему-то, но и зачем-то, с какой-то коммуникативной целью. Так, исследования косвенных и имплицитных речевых актов отказа непосредственно соотносятся с интенциями говорящего. При исследовании косвенного и имплицитного речевого акта отказа коммуникативным намерением говорящего является отказать адресату, но при этом не причинить боль, не обидеть, не огорчить собеседника. Достижение коммуникативной цели, поставленной говорящим, зависит от адекватной реакции слушателя, его интерпретативной деятельности, что в данной работе является одним из оснований для условного разграничения косвенных и имплицитных речевых актов отказа.

В современной лингвистике проблема противопоставления косвенной и имплицитной коммуникации соотносится с понятиями «значение» и «смысл». Речевой акт начинается с формирования смысла говорящим и кончается интерпретацией смысла высказывания слушающим. «Собственно языковые значения, будучи строительным и формообразующим материалом мысли, являются средством ее формирования и выражения» [Бондарко, 1978]. Важным при разграничении косвенных и имплицитных речевых актов отказа является «различная степень удаленности реализуемого в них смысла от их буквального значения» [Милосердова, 1991].

Для косвенных речевых актов характерно формальное выражение интенции, но не прямо, а опосредованно. Косвенное высказывание – это такое, «в котором буквальный смысл фразы расходится с функционально-прагматическим, то есть с реальной целью высказывания: формально речь идет об одном, а фактически о другом» [Стернин, 2001]. К ним прибегают, чтобы подчеркнуть силу убеждения, апеллировать к вниманию, смягчить предписание, проявить уважение, пощадить чувства, расположить к себе. Для большинства отечественных исследователей основным критерием имлицитности является отсутствие непосредственной выраженности того или иного содержания в поверхностной структуре высказывания. По определению А.В. Бондарко, «имплицитное содержание – специально не выраженное, а лишь подразумеваемое, вытекающее из эксплицитного содержания или из связанной с ним контекстуальной или ситуативной информации» [Бондарко, 1996]. Характеризуя имплицитную информацию, А.Г. Гурочкина отмечает: «это прямо не выраженная, не имеющая непосредственного материального выражения информация. Имплицитный характер высказывания проявляется в том, что в акте коммуникации при номинации событий и фактов реальной действительности определенные элементы или звенья отображаемого явления не получают эксплицитного выражения» [Гурочкина, 2003].

Исходя из вышесказанного, мы придерживаемся той точки зрения, что имплицитность не предполагает формального выражения интенции. Имплицитное содержание высказывания отказа обнаруживается лишь в непосредственном речевом общении, поскольку в семантике изолированного высказывания его обнаружить невозможно. Так, высказывания отказа с имплицитным интенциональным смыслом не могут превратиться в стереотипы, они в речи, как правило, уникальны.

В любой области стратегический подход базируется на общих знаниях и «когнитивных моделях» социума и индивида. По Т.А. ван Дейку, «модели – это первичные конструкты памяти, которые объясняют, почему дискурс может быть в значительной мере имплицитным, непрямым, неясным или неполным: слушающие в состоянии стратегически активизировать релевантные фрагменты моделей, необходимых для понимания дискурса» [ван Дейк, 1989].

Мы исходим из положения о том, что производство и понимание речевого акта косвенного и имплицитного отказа возможно в том случае, если в сознании говорящего субъекта хранится соответствующая ситуационная (или эпизодическая – термин Т.А. ван Дейка) модель, опираясь на которую он строит свой словарь отказа. Речевой акт косвенного и имплицитного отказа является составной частью диалога и включает инициальную реплику-стимул и реплику-реакцию на нее (собственно отказ). Иными словами, между репликами диалога устанавливаются отношения «стимул-реакция», то есть каждая исходная реплика прямо и непосредственно порождает вторую, ответную реплику. Следовательно, косвенные и имплицитные речевые акты отказа рассматриваются лишь в последовательности речевых актов, а именно в диалогическом дискурсе с учетом функций, как инициирующего, так и реагирующего высказывания.

Жизненный контекст дискурса моделируется в форме «фреймов» (типовых ситуаций) или «сценариев» (делающих акцент на развитие ситуаций). В контексте когнитивной лингвистики мы анализируем речевой акт отказа как сценарий определенного типа, который организует наше речевое взаимодействие и позволяет правильно интерпретировать поведение, в том числе и речевое, других людей.

Сценарий реализации РА отказа представляется следующим: говорящий/адресант побуждает собеседника к активности/действию, воздействуя на его сознание, возбуждая его подсознание и включая его в соответствующую деятельность. Слушающий/адресат (лицо, выражающее непосредственно отказ) воспринимает побудительное высказывание в общем социально-культурном и конкретном ситуативно-коммуникативном контекстах. При этом адресат осознает, что не хочет/не может выполнить то или иное действие и что настоящее положение вещей требует изменения в какой-либо своей составляющей, что может быть продиктовано определенными условиями или обстоятельствами, приводящими к невыполнению данного действия. В целях усиления воздействия адресат может использовать различные тактики косвенного и имплицитного РА отказа.

Таким образом, сценарий косвенного и имплицитного отказа, свидетельствующий об отрицательном подходе к решению дел, характерном для социума, включает: а) участников коммуникации; б) коммуникативную ситуацию сценария отказа, которая характеризуется наличием информации у адресата о том, как смягчить его травмирующее воздействие, как отказать, не разрушая коммуникацию, используя косвенные и имплицитные речевые акты отказа.

^ Глава II «Механизмы и способы реализации косвенных и имплицитных речевых актов отказа с позиции коммуникативно-когнитивного подхода и их языковой репрезентации». В зависимости от того, требует ли информация дополнительных логических рассуждений и выводов со стороны адресанта или нет, то есть в зависимости от способа представления информации, отказы делятся на прямые и косвенные, а также имплицитные. Прямой ответ «нет» на просьбу или желание нарушает Принцип Вежливости, сформулированный Дж. Личем. Считается невежливым отказывать в желании или просьбе без весомой на то причины. Отказ в просьбе, предложении или желании по Принципу Вежливости должен сопровождаться некоторым дополнительным текстом, в котором содержится извинение или сожаление с соответствующим обоснованием отрицательной реакции.

Вежливый отказ выражается в большей мере формулами извинения: «^ Извини(те)!», «Прости(те)!» „Entschuldigen Sie!“, „Verzeihen Sie!“; сожаления: «Мне жаль», „Es tut mir leid“, «Сожалею!», „Bedauere!“, «К сожалению», „Leider“; благодарности: «Я очень Вам благодарен(на)», „Ich bin Ihnen sehr dankbar“, «Спасибо», „Danke“; признательности: «Я бесконечно Вам признателен», „Ich bin Ihnen von ganzer Seele verbunden“ и формами: «С удовольствием, да не могу», „Gerne, aber ich kann nicht“ и т.д. Речевой акт отказа с одной стороны, может быть мягким, вежливым, тактичным, оставляющим право адресанту на дальнейшее развитие процесса речевого взаимодействия. С другой стороны, отказ может быть холодным, жестким, грубым, решительным, категоричным. Важной чертой ситуации РА отказа является то, что она психологически крайне сложна и неприятна для восприятия слушающего, поэтому говорящий часто стремится смягчить, завуалировать отказ. Так, из соображений вежливости говорящий стремится к смягчению коммуникативного намерения, используя различные тактики при выражении речевого акта отказа.

Используя тактики смягчения речевого акта отказа, слушающий должен сам домысливать прямо не выраженное содержание. В данном случае мы подходим к прагматическому аспекту ситуации отказа, который отражает степень косвенности и имплицитности, чувство обязанности быть или не быть вежливым по отношению к собеседнику, выражение поддержки собеседника во избежание чувства смущения и неловкости при выражении отказа. Все выделенные нами тактики смягчения речевого акта отказа можно представить в таблице 1.


^ 1. Тактики смягчения речевого акта отказа

Тактики речевого поведения

Языковые образцы

1. Тактика обещания

– я обязательно приду к ужину, ich komme bestimmt zum Abendessen

– об этом мы еще поговорим, darüber können wir uns noch unterhalten

– завтра, morgen

– я подумаю, ich denke nach

– посмотрим, wir werden sehen

2. Тактика уклончивого ответа

– не знаю, ich weiß nicht

– потом, nachher; в следующий раз, nächstes Mal, в другой раз, ein andermal ; позже, später

3. Тактика молчания





Как в русском, так и в немецком речевом обиходе представленные тактики напрямую зависят от мотива и цели (намерения), которые ставит перед собой говорящий. В свою очередь когнитивный подход к изучению косвенных высказываний отказа позволяет понять глубинные процессы порождения многозначности высказывания в процессе общения.

Употребление в речи косвенных высказываний связано с нежеланием автора обнаружить по какой-либо причине свои истинные коммуникативные намерения. Поэтому во многих ситуациях, как в немецкой, так и в русской речевой культуре отдается предпочтение косвенному типу общения. В первую очередь это касается именно выражения отказа.

Исследуя дискурс косвенного РА отказа, мы обратили внимание на то, что в некоторых случаях говорящий (адресат) использует непрямой отказ, если: а) он не имеет желания идти на открытый конфликт с адресантом; б) он избегает, скрывает недовольство, нежелание выполнить просьбу адресанта; в) он имеет рассогласование с мнением адресанта; г) он не хочет обидеть, огорчить собеседника; д) он не принял решения; е) непрямой вид отказа используется для экономии времени и средств языка и т.д. Известно, что «любая косвенность предполагает намек со стороны говорящего, который должен быть услышан и интерпретирован адресатом» [Орлова, 1999]. Используя различные тактики косвенных речевых актов отказа, говорящий предполагает, что собственно отказ станет ясен собеседнику, исходя из фоновых знаний последнего, как языковых, так и неязыковых, а также из общих способностей разумного рассуждения. Поэтому немаловажное значение имеет также роль слушающего при выражении косвенного речевого акта отказа.

Косвенный речевой акт отказа мы представляем, как сложное образование сценарного типа, поскольку сценарий состоит из нескольких актов и всегда носит сюжетный характер. Помимо участников коммуникации; коммуникативной ситуации, которая характеризуется наличием информации у адресата о том, как смягчить травмирующее воздействие отказа, как отказать, не разрушая коммуникацию, как со­вместить речевые максимы и интенции говорящего и отказать своему собеседнику; и далее также объекта, к сценарию косвенного речевого акта отказа будем относить цель (стратегию) говорящего, то есть само выражение косвенного отказа, а также причину выражения косвенного отказа. Условно сценарный фрейм косвенного речевого акта отказа можно представить в виде схемы 1.

Следует отметить, что иногда в научной литературе под кос­венными речевыми актами понимаются именно конвенциональ­ные. Использование косвенной речевой тактики отказа приводит к стандартизации форм. Поэтому косвенные речевые акты отказа могут быть также конвенциональными, то есть типизированными, устоявшимися в употреблении носителей, общепринятыми, а потому предполагают формальное выражение интенции, но не прямо, а опосредованно. Данное коммуникативное намерение говорящего слушающий/адресант без труда интерпретирует как отказ.








Предварительные условия,

сформированные до начала АДРЕСАНТ

побуждения к чему-либо

адресата Инициативный

ход








АДРЕСАТ Определенные условия

или обстоятельства, при-

Ответный ход водящие к невыполнению определенных действий








АДРЕСАНТ Определенные фоновые

знания для понимания косвенного речевого

акта отказа

Схема 1. Сценарный фрейм косвенного речевого акта отказа


Стратегия может быть направлена на убеждение партнера совершить/не совершать что-либо, на изменение мировоззрения адресанта, на общее согласие или отказ и т.д. С помощью тактики выбираются коммуникативные приемы и последовательность речевых актов на определенном этапе общения, например убеждение или переубеждение, манипулирование, приведение в определенное эмоциональное состояние [Генкель, 2006]. Планом достижения и являются коммуникативные тактики участника коммуникации.

Конечная успешность или неуспешность речевого акта отказа является следствием комбинации различных стратегий и тактик обоих участников коммуникативной ситуации. Речевой акт косвенного и имплицитного отказа мы считаем успешным тогда, когда адресант прореагировал положительно на отрицательную реакцию: проявил понимание, не проявил обиды или огорчения, то есть, если реальная реакция адресанта соответствует ожиданиям адресата.

Проанализированный материал дает нам некоторое представление о том, какого типа тактики косвенного отказа могут встречаться в диалогах (табл. 2), и какие из них можно считать коммуникативно успешными.

^ 2. Тактики речевого поведения адресата при выражении косвенного речевого акта отказа

Стратегия речевого поведения

Тактики речевого поведения


Языковые образцы

Стратегия косвенного отказа

1. Тактика ссылки на субъективные причины


– у меня (еще) много дел, ich habe (noch) viel zu tun

– я должен (еще) работать, ich habe (noch) zu arbeiten, ich muss (noch) arbeiten

– мне нужно идти, я спешу, ich muss weg, ich habe es eilig

– я занят, ich bin beschäftigt

2. Тактика ссылки на объективные причины



1) причины, противоречащие социально-нравственными нормами (обычаям, инструкциям, предписаниям, запретам):

– машина не застрахована, der Wagen ist nicht versichert

– курение запрещено, das Rauchen ist verboten / untersagt

2) причины, которые говорящий не в силах изменить, чтобы исполнить то или иное действие:

– der Plattenspieler gehört Lissi und die schläft

– du bist Gerberlehrling. Ich habe keine Verwendung für einen Gerberlehrling

– у меня денег нет

3. Тактика использования побудительного высказывания

– не вмешивайся в мужские дела, mische dich nicht in Männergeschäfte (запрет)

– оставьте меня в покое, lassen Sie mich in Ruhe

4. Тактика риторического вопроса

– bist du krank?

– bist du verrückt?

– ты с ума сошел?

5. Тактика использования междометий

– фи, ха, he

– ш-ш, psst

– jottedoch, Donnerwetter! Never!



Тактику ссылки на субъективную причину можно увидеть в диалоге между Ллойд и Алланом. На предложение Ллойд – прокатиться на ее яхте, Алан, стараясь смягчить воздействие отказа на Ллойд, ссылается на личные причины, на то, что ему предстоят еще серьезные переговоры, которые займут все время.

„Ich habe gegenwärtig viele Verhandlungen, die meine ganze Zeit beanspruchen“, lehnte Allan ab und riß Lloyds Brief auf.

„Nun, dann ein andermal! Good bye!“ rief Ethel fröhlich und ging [Kellermann, 1956, S. 372].

Обосновывая причины своего отказа, Алану удачно удается отклонить предложение Ллойд. Героиня, не обижаясь на Аллана, и весело прощаясь, говорит: „dann ein andermal! Good bye!“.

В русском речевом общении ссылку на субъективные причины можно показать следующим примером, в котором говорящий также ссылается на свою занятость:

«Постойте, послушайте!», сказала она, «поговоримте».

«Мне некогда».

«Одну минуту: сядьте» [Гончаров, 1987, с. 221].

В данном примере адресант не принимает отказ и выражает повторную просьбу.

Тактика ссылки на объективные причины выражается, с одной стороны, причинами, которые противоречат социально-нравственным нормам (обычаям, инструкциям, предписани­ям, запретам), с другой, объективными причинами, которые говорящий не в силах изменить, чтобы исполнить то или иное действие, что без труда воспринимается адресантом как отказ.

Рассмотрим данную тактику реализации косвенного речевого акта отказа, где говорящий ссылается на определенные инструкции, предписания, противоречащие социально-нравственным нормам, ср.:

„Sie gestatten, dass ich mir eine Zigarette anbrenne?“

Er hatte das Päckchen schon in der Hand.

Der Sekretär klopfte mit der Hand auf den Tisch.

„In den Diensträumen ist das Rauchen untersagt – für das Publikum“.

Der Reviervorsteher zog kräftig an seiner Zigarre. Ärgerlich, nein, wütend steckte Pagel seine Zigaretten wieder ein [Fallada, 1970, S. 264].

В данной ситуации отказ на просьбу Пагеля закурить репрезентируется эмоциональным высказыванием, ср.: «В служебном помещении курить запрещается…», что является устоявшейся нормой в речевом общении. Кроме того, адресат показывает свое негативное отношение к собеседнику, специально выделяя в конце предложения für das Publikum «посторонним».

Следующая тактика косвенного речевого акта отказа со ссылкой на объективные причины характеризуется конвенциональностью и является устоявшейся общепринятой нормой.

«Прислуга всегда готова сделать что-нибудь неприличное для господ, ее легко выпросить. Особенно женщин – кухарок, нянек, горничных. Они любят сплетничать. Однако – я продрог!» другим голосом он закончил поучение. «Зайдем в трактир».

«У меня денег нет…»

«Пустяки!» [Горький, 1988, с. 94]

В данном примере отказ со стороны адресата выражается репликой «У меня денег нет», что не вызывает негативную реакцию у собеседника.

Приведенные речевые тактики отказа направлены преимущественно на снятие конфликтной коммуникативной ситуации, на стремление развить позитивные, желательные, благоприятные качества, как для адресата, выражающего отказ, так и адресанта/слушающего.

Побудительные высказывания, репрезентирующие косвенные РА отказа, выражаются актами запрета, поскольку сами по себе речевые акты запрета уже направлены на прекращение какого-либо действия, ср.:

„Aber Hendrik!“, sagte sie schnell und schüchtern. „Wenn du Geld brauchst – ich kann dir doch fünfzig Mark bis zum Ersten leihen!“

Sofort bekam Höfgen Fischig kalte Augen. Er sagte hochmütig über die Schulter: „Mische dich nicht in unsere Männergeschäfte, meine Kleine. Böck gibt gerne“.

Der Garderobier nickte aufgeregt, während sich die Siebert mit nassen Augen zurückzog [Mann, 1971, S. 48].

В примере отказ на предложение героини одолжить пятьдесят марок репрезентируется побудительным высказыванием запрета, ср.: «Не вмешивайся в мужские дела», что легко воспринимается слушателем как отказ. Поэтому побудительные высказывания запрета отмечаются минимальными усилиями интерпретации со стороны адресанта.

Кроме того использование адресатом тактики побудительного высказывания приводит к стандартизации форм, поэтому они легко конвенционализируются и являются уже общепринятыми, нормой в общении:

„Nein, Kesselmeyer, hören Sie mich an!.. Tun Sie mir doch die Liebe, noch eine Zigarre zu nehmen…“

„Ich bin ja mit dieser noch nicht zur Hälfte fertig?! Lassen Sie mich mit ihren Zigarren in Ruhe! Bezahlen Sie…“ [Mann, 1956, S. 197]

В примере отказ на просьбу со стороны адресата актуализируется побудительной конструкцией Lassen Sie mich in Ruhe! Данные высказывания являются уже типизированными, устоявшимися в речи, общепринятыми, поэтому мы будем считать их конвенциональными.

В русском языке конструкции типа ^ Отстань (от меня)!, Отвяжись (от меня)!, Оставь меня в покое! также широко употребительны в речи. Возможно, это происходит потому, что автор высказывания заинтересован в правильности восприятия своего текста адресантом и использует данные высказывания для оказания соответствующего воздействия на слушающего.

Риторические вопросы, репрезентирующие отказ, как в русском, так и в немецком речевом общении характеризуется регулярным употреблением в определенных речевых ситуациях, что позволяет обозначить их как устойчивые, идиоматизированные средства реализации отказа. Считая их стереотипными формами, мы будем относить их к косвенным конвенциональным речевым актам отказа. В процессе общения при использовании данной тактики ситуации непонимания между говорящим и слушающим достаточно редки.

В ходе имплицитного высказывания отказа говорящий реализует себя как языковая личность, демонстрируя свою экстралингвистическую, лингвистическую и коммуникативную компетенцию. Задействованными оказываются его знания, представления, его эмоциональное состояние, а также его социальный статус и его социальные роли. Имплицитный речевой акт отказа мы представляем как более сложное образование сценарного типа, поскольку он содержит не только участников коммуникации, коммуникативную ситуацию, действие, в котором выражается ситуация имплицитного отказа, сам объект, причину и цель, определенные условия к невыполнению определенных действий, но и обязательные фоновые, экстралингвистические знания со стороны слушающего (адресанта) для понимания смысла имплицитных высказываний отказа (схема 2), ибо способ верного считывания интенций речевого произведения является проблематичным.








Предварительные условия,

сформированные до начала АДРЕСАНТ

побуждения к чему-либо

адресата Инициативный

ход













АДРЕСАТ Определенные условия

или обстоятельства, при-

водящие к невыполнению Ответный ход определенных действий








АДРЕСАНТ Определенные фоновые

знания для понимания имплицитного речевого

акта отказа

^ Схема 2. Сценарный фрейм имплицитного речевого акта отказа

Речевой акт отказа – это зона коммуникативного риска, поэтому стратегией говорящего является отказать имплицитно. Говорящий (адресат) выбирает имплицитный РА отказа, чтобы, с одной стороны, не вызвать негативной эмоциональной реакции у собеседника, с другой, замаскировать, скрыть неудобства при выражении отказа. Так, в сознании носителей языка хранятся сведения о том, как избежать негативных последствий данного РА. На основе проанализированного материала мы установили речевые тактики, с помощью которых адресат может имплицитно отказывать (табл. 3).

Тактики выражения имплицитных речевых актов отказа представляют собой неконвенциональные способы передачи коммуникативного намерения говорящего, то есть не имеющие узуально закрепленного за ними значения. Такие РА отказа не являются общепринятыми и зависят от личности говорящего и конкретных условий коммуникации.


^ 3. Тактики речевого поведения адресата при выражении имплицитного речевого акта отказа

Стратегия речевого поведения

Тактики речевого поведения


Языковые образцы

Стратегия имплицитного отказа

1. Тактика смены темы разговора

– вводные слова: впрочем, übrigens

– котлеты совсем холодные!

2. Тактика уклончивого ответа

– рассуждения общего характера

3. Тактика переубеждения

– перформативные глаголы: думать, полагать, denken, glauben и др.

– wir, мы-инклюзивное

4. Тактика встречного предложения

– побудительные высказывания: nimm Gottfried mit!

– условные предложения: если …, то…; wenn … dann…

5. Тактика переадресации

– Да поди ты,

– Da müssen Sie aufpassen

6. Тактика повтора

– Остаться! Как можно…

– Die heilige Ordnung!

7. Тактика использования интеррогатива

– Ist sie gesund, deine Kuh?

– Müßte man nicht die Genossenschaftsmitglieder hören?

– ^ Хозяева обидели?

– По какому поводу?

8. Тактика переспроса

– Ты? Du?

– Pistole? Von was redest du?

9. Тактика «зачем»-реплики


– Зачем? Wozu?

10. Тактика использования побудительного высказывания

– молчи, комиссарша (приказ)

– lassen sie doch das Vergangene vergangen sein (совет)

– давай работать (предложение)

11. Тактика иронических высказываний

– ^ Bodo? Ein großer Hund könnte zur Not Bodo heißen

– День здоровья!

12. Тактика использования междометий

– ах, ох, ach, och

– Бог вам судья!



Для правильной интерпретации имплицитных речевых актов огромную роль играет контекст речевого высказывания. Контекст подсказывает, что по тем или иным причинам адресат не может или не хочет, например, выполнить просьбу адресанта, может быть, лжет, скрывая нежелание выполнить просьбу и избегая конфликта с адресантом. Иными словами, высказывания отказа с имплицитно выраженной коммуникативной целью без контекста не узнаваемы как речевые акты отказа. Имплицитный смысл в этих высказываниях – то есть формально не выраженный смысл – извлекается из конкретной ситуации общения.

^ Смена темы разговора представляет собой ситуации, когда коммуникант, отказывая в предложении или просьбе собеседника, демонстрирует игнорирование инициирующего высказывания и полностью меняет тему разговора. При этом от­ветная реплика может быть истолкована как РА отказа, исходя из коммуникативной ситуации: переводя разговор на другую тему, говорящий тем самым не отвечает на поставленный вопрос, и делает это преднамеренно. Он не хочет, чтобы истинная цель его речевого поведения была раскрыта собе­седником, что можно увидеть в следующем примере:

«Согласитесь ли вы быть моим свидетелем?..»

«Котлеты совсем холодные!» заметил Петр Иваныч с неудовольствием, отодвигая от себя блюдо.

«Вы смеетесь, дядюшка?»

«Сам посуди, как слушать серьезно такой вздор: зовет в секунданты!» [Гончаров, 1987, с. 139].

В данном диалоге адресат совершенно очевидно игнорирует предложение Александра стать его секундантом и полностью меняет тему разговора. При этом герой хочет подчеркнуть нежелание разговаривать на затронутую тему. Следует также отметить, что реплика-реакция, репрезентирующая имплицитный отказ, не имеет формальных признаков, указывающих непосредственно на смену темы разговора.

Тактикой выражения имплицитного высказывания отказа является уклончивый ответ, являющийся одновременно неопределенным ответом. В отличие от предыдущего способа, содержащего перевод разговора на другую тему, данная разновидность отказа содержит ответ на поставленный вопрос, но не конкретный, что не позволяет собеседнику точно определить: отказали ему или нет. То есть отказ не формулируется, а только выводится слушателем из ситуации.

Имплицитные речевые акты отказа связаны с проблемой понимания, которая зависит от общих фоновых знаний, как говорящего, так и слушающего. Так, в некоторых случаях адресант неверно интерпретирует реплику адресата, видя скрытый смысл там, где его нет. С другой стороны, бывают ситуации, когда за подтекстом, заложенным говорящим в высказывание, адресант видит только прямой текст, не умея или не желая понять смысл сказанного, что можно наблюдать в следующем примере:

„Du, Lothar, hier bin ich wieder. Ich habe einen Job für dich. Einen guten“.

„An der Haustür ist eine Klingel, die gilt auch für dich. Ich habe es nicht gerne, wenn Leute durch die Sträucher von der Straße in meinen Garten kommen. Hast du das kapiert, Balke?“.

„Ich habe mindestens zwanzigmal geläutet. Aber weil du so schön geschlafen hast, konntest du die Glocke nicht hören, da habe ich mir gedacht, der liegt im Garten und schläft. Wo solltest du auch sonst sein, hast ja Zeit, ist dein eigener Herr auf eigener Scholle“ [Grün, 1981, S. 37].

В приведенном примере Бальке предлагает Лотару работу. Зная, что у Бальке всегда нечестная или противозаконная работа, Лотар не намерен соглашаться, однако понимает, что в данный период ему трудно найти работу и отвечает уклончивым ответом, не говоря ни да, ни нет. Герой объясняет, что у двери дома есть звонок для посетителей и, прежде чем войти в дом, следует звонить. В данном высказывании прослеживается личная неприязнь героя к собеседнику, что автор подчеркивает также репликой Hast du das kapiert, Balke. По реакции Бальке можно определить, что он не понимает реплику как отказ и поясняет, что он раз двадцать звонил в дверь, но тот не слышал.

Еще одной тактикой выражения имплицитных РА отказа являются случаи переубеждения, которые представлены нами как «чрезвычайно емкий компонент словесной коммуникации» [Никитин, 1988]. При выборе тако­го речевого действия для выражения отказа, адресату приходится быть особенно внимательным к выбору аргументов переубеждения, поскольку ему предстоит убедить собеседника отказаться от собственного мнения.

С целью переубедить собеседника в чем-либо говорящий высказывает свое мнение или суждение, репрезентируемое, как правило, речевыми актами утверждения, выражающиеся перформативными глаголами: sagen, behaupten, glauben, denken, bestätigen, bemerken, говорить, утверждать, полагать, думать, заметить и др. В целях переубеждения зачастую адресат использует wir – «мы-инклюзивное» (термин Ю.Д. Апресяна), показывая свою сопричастность к происходящему. Указанные маркеры характеризуют данную тактику, но не сам речевой акт отказа.

Рассмотренные тактики выражения имплицитного отказа являются наиболее удобными для говорящего завуалировать отказ, который может причинить боль, обидеть, огорчить, оскорбить собеседника. Кроме того, формулируя отказ имплицитно, говорящий как бы снимает с себя ответственность за свои слова, поскольку слушающий сам делает заключение об истинном коммуникативном намерении говорящего.

Анализируя примеры с использованием тактики повтора, важную роль играет такой социальный фактор, как возраст, в особенности при общении старшего поколения с детьми. Поскольку при общении взрослых с детьми возможно недопонимание:

„Der Bock soll dir zu Ehren Ole heißen!“

„Nein – nennt ihn Casanova“.

„Was hat Casanova geleistet?“

„Eigentlich nichts. Nein, nennt ihn Champion“.

„Champignon ist ein Pilz, Onkel Ole“.

„Er kann auch ein Sieger auf der Rennbahn sein. Wer hat ein Taschenmesser?“ [Strittmatter, 1988, S. 71]

Оле рассматривает клочок шерсти ягненка и радуется, что шерсть и подшерсток в полном порядке. Племянники предлагают назвать ягненка в честь дяди Оле. Однако дядя Оле предлагает назвать его «Чемпионом». Отказная реакция выражается тактикой повтора с искажением инициирующей реплики вследствие того, что дети не расслышали или возможно не знают, что такое «чемпион» и, поэтому считают, что имя «Шампиньон» совершенно не подходит ягненку.

Таким образом, эффективность коммуникативных тактик при выражении имплицитных речевых актов отказа зависит от коммуникативной ситуации, социального статуса, социально-ролевых функций говорящего и слушающего, времени и места протекания коммуникативного акта, подачи информации, которая включает в себя как вербальные, так и невербальные компоненты.

Многочисленную группу составляют вопросительные предложения, выступающие как тактика реализации имплицитного РА отказа.

Так, речевую тактику использования интеррогатива при выражении имплицитных речевых актов отказа можно проиллюстрировать следующим диалогом:

„Anngret, liebe Anngret, laß deinen Berg von einem Bullen auf mein Kühchen springen!“

Anngret steht auf der Wohnhaustreppe und schaut auf Sophie Bummel und ihre Kleinkuh hinab.

„Ist sie gesund, deine Kuh? Hat sie keinen Katarrh unterm Schwanz, keine Tuberkeltierchen im Leib?“

Die abgehetzte Sophie wischt ihrer Kuh mit der Schwürze die Augen aus.

„Meine Kuh frißt wie ein Raubtier. Wird sie da krank sein?“ [Strittmatter, 1988, S. 10–11]

София просит Аннгрет случить свою корову с ее быком. По контексту нам известно, что Аннгрет не намерена случать своего быка с коровой Софии. Отказная реплика выражается вопросительным предложением, ср.: А нет ли в ней какой болезни, в твоей корове? По реакции Софии можно определить, что она не понимает содержания отказа в реплике Аннгрет и отвечает, что ее корова совершенно здорова: Meine Kuh frißt wie ein Raubtier. Данный пример является подтверждением того, что имплицитная информация может не в полной мере расшифровываться слушающим, что говорит о неконвенциональном характере подобных конструкций, которые требуют обязательные фоновые знания для понимания более глубинного смысла высказывания отказа.

«Цель интеррогативных высказываний – заполнить информационную лакуну в пресуппозиционных знаниях говорящего» [Григорьева, 2007]. Иными словами с помощью интеррогативных реплик адресат при выражении отказа обращается к партнеру с целью восполнить пробел в знании и получить необходимую для него информацию:

«Прошу вас к сестре моей больше не ходить…»

«Разве я вас обидел?», спросил Евсей.

«Вы кто такой?»

«Я торгую…» [Горький, 1988, с. 124]

В примере отказ репрезентируется вопросительным предложением с целью узнать причину просьбы со стороны адресанта.

Как показал эмпирический материал, имплицитный РА отказа, средством выражения которого выступает вопросительное предложение, не содержит эксплицитно выраженных языковых средств, указывающих непосредственно на данное речевое явление. Среди интеррогативных высказываний при реализации имплицитных речевых актов отказа нами были выделены еще две тактики, выраженные вопросительными высказываниями: тактика переспроса и тактика использования «зачем»-реплики.

Ярким примером имплицитного отказа в форме переспроса может послужить диалог между господином Брехтом и сенатором:

“Die Wurzeln müssen entfernt werden. Vermittels des Hebels. Es sind vier an der Zahl...“

„Vier? Also ist viermaliges Ansetzen und Ziehen nö­tig?“

„Leider“.

„Nun, für heute ist es genug!“ sagte der Senator und wollte sich rasch erheben, blieb aber trotzdem sitzen und legte den Kopf zurück [Mann, 1956, S. 646].

Господин Брехт, зубной врач, сообщает сенатору, что надо удалить четыре корня. Сенатор не принял еще окончательного решения и репликой-переспросом как бы уточняет предложение господина Брехта, стараясь, таким образом, выиграть время для обдумывания.

Зачастую тактика «зачем»-реплики в функции интеррогатива используется адресатом в диалоге, если он возмущен, удивлен, недоволен:

«Я провожу тебя до дома», внезапно заявила она, когда они вышли из метро на Чистых прудах.

«Зачем?», удивилась Женя. «Меня никто не украдет. Еще совсем светло» [Маринина, 2003, с. 81].

Таким образом, приведенные отказные вопросительные реплики коммуникант произносит с целью узнать причину просьбы, выиграть время для обдумывания, размышления или делает вид, что не понимает, о чем говорит его собеседник.

Фактический материал позволяет выделить некоторые особенности при использовании побудительных высказываний для выражения имплицитных РА отказа. Так, отличительной особенностью имплицитных речевых актов отказа, реализующихся побудительными предложениями, можно считать то, что они не имеют видимой связи с предшествующей репликой собеседника. Имплицитные речевые акты отказа могут оформляться такими типами директивных речевых актов, как приказ, просьба, требование, совет.

Стратегия имплицитных речевых актов отказа, репрезентирующихся побудительными высказываниями, направлена преимущественно на снятие негативной реакции, сглаживание конфликтной ситуации и характерна для диалогического сценария бесконфликтной коммуникации. Имплицитные речевые акты отказа не имеют формального выражения интенции, то есть языковых маркеров, указывающих непосредственно на данный речевой акт, поэтому такие высказывания распознаются только с учетом контекста.

Ироническое высказывание как один из имплицитных способов выражения РА отказа воплощается в эмоционально-экспрессивных высказываниях, отражая насмешливость, и может быть упрек, унижение, недооценку, недовольство адресата на побуждение адресанта.

Рассмотрим функционирование иронического высказывания, реализующего имплицитный речевой акт отказа на примере разговора между Леной и Густавом, ее мужем:

„Jetzt brauchen wir einen Stanislaus“, sagte er.

„Ich hätte an einen Bodo gedacht“, sagte Lena.

„Bodo? Ein großer Hund könnte zur Not Bodo heißen“ [Strittmatter, 1972, S. 15].

В данном примере Бюднеры обсуждают, как назвать нового сына. Лена, которая уже давно втайне мечтала назвать сына именем известного скрипача, предлагает имя Бодо. Густав категорически против предложения Лены и считает это имя недостойным. Поэтому герой выражает свое недовольство ироничным высказыванием, отражая насмешливость имени, предложенного Леной, сказав: «Ein großer Hund könnte zur Not Bodo heißen», резкость которого снижается благодаря использованию претеритальных форм конъюнктива.

Ирония создается в диалогическом дискурсе РА отказа усилиями двух сторон: говорящего и слушающего. «Ирония – удобный способ критики, выражения оппозиционного мнения, когда иронизирующий противопоставляет свою точку зрения чужой, показывая при этом несостоятельность последней» [Шилихина, 2008]; ирония развлекает, смешит, ее использование доставляет удовольствие самому говорящему, но не слушающему, что может привести диалог к конфликту; ирония представляет собой насмешку. Употребление иронических высказываний для выражения имплицитного отказа как в русской, так и в немецкой речи характеризуется невежливостью которые проявляет адресат по отношению к своему собеседнику. В таких высказываниях истинный смысл расшифровывается только с учетом контекста, который важен для понимания имплицитного речевого акта отказа.

Таким образом, косвенные речевые акты отказа предполагают формальное выражение интенции и характеризуется регулярным употреблением в определенных речевых ситуациях, что позволяет обозначить их как устойчивые, идиоматизированные средства реализации отказа. Имплицитное содержание высказывания отказа обнаруживается лишь в непосредственном речевом общении, поскольку в семантике изолированного высказывания его обнаружить невозможно (табл. 4). Высказывания с имплицитным интенциональным смыслом не могут превратиться в стереотипы, они в речи, как правило, уникальны.


^ 4. Стратегии и тактики речевого поведения адресата при выражении речевого акта отказа

Стратегии речевого поведения


Тактики речевого поведения

Стратегия косвенного отказа

1. Тактика ссылки на субъективные причины

2. Тактика ссылки на объективные причины

3. Тактика использования побудительного предложения

4. Тактика риторического вопроса

5. Тактика использования междометий

Стратегия имплицитного отказа

1. Тактика смены темы разговора

2. Тактика уклончивого ответа

3. Тактика переубеждения

4. Тактика встречного предложения

5. Тактика переадресации побуждения к адресанту

6. Тактика повтора

7. Тактика использования интеррогатива

8. Тактика переспроса

9. Тактика использования «зачем»-реплики

10. Тактика использования побудительного предложения

11. Тактика использования иронических высказываний

12. Тактика использования междометий


Выбор косвенного или имплицитного способа при выражении речевого акта отказа во многом детерминируется коммуникативной ситуацией, социальной ситуацией, а также такими факторами, как межличностные отношения, фоновые знания, эмоциональное состояние коммуникантов, а также временем и местом протекания коммуникативного акта. Неполное знание любого из указанных аспектов является причиной языковой, прагматической и социокультурной неточности, что может привести к полному или частичному непониманию данных речевых актов отказа в процессе коммуникации. Комплексный подход к изучению косвенных и имплицитных речевых актов отказа, включающий теорию коммуникации, прагмалингвистику, теорию речевых актов, когнитивную лингвистику, социолингвистику позволит в полной мере раскрыть сложность данных речевых актов во взаимодействии.

Проведенное исследование понятия отказа в современном немецком и русском языках показало, что анализ единиц речевого взаимодействия вообще и диалогического дискурса отказа в частности неизбежно должен быть многофакторным, комплексным. Во взаимосвязи реплик диалога проявляется характер взаимоотношений коммуникантов в условиях определенного социального контекста, характер взаимодействия их глубинных личностных концептуальных систем. Полученные результаты открывают перспективы исследования взаимодействия других косвенных и имплицитных речевых актов в диалогическом дискурсе.


^ Основное содержание диссертации отражено в следующих опубликованных работах:

  1. Симонова С.О. Коммуникативно-когнитивные особенности выражения эмоционально-экспрессивных высказываний косвенного и имплицитного отказа // Вестник Тамбовского гос. ун-та им. Г.Р._Державина. Сер.: Гуманитарные науки. – Тамбов: ТГУ им. Г.Р._Державина, 2010. – Вып. 8 (88). – С. 168–173.

  2. Симонова С.О. Коммуникативно-когнитивный аспект изучения способов смягчения речевого акта отказа // Вестник Ленинградского гос. ун-та им. А.С. Пушкина. Сер.: Филология. – СПб.: ЛГУ им. А.С. Пушкина, 2010. – Т. 1 (№ 5). – С. 128–137.

  3. Симонова С.О. Коммуникативно-когнитивный аспект изучения имплицитных высказываний отказа // Вестник Моск. гос. обл. ун-та. Сер.: Лингвистика. – М.: МГОУ, 2010. – № 5. – С. 11–14.

  4. Симонова С.О. Способы реализации коммуникативной стратегии косвенного отказа // Труды ТГТУ: сб. науч. ст. молодых ученых и студентов. – Тамбов: Тамб. гос. техн. ун-т, 2007. – Вып. 20. – С. 283–287.

  5. Симонова С.О. Имплицитное функционирование отказов // Альманах современной науки и образования: в 3 ч. – Тамбов: Грамота, 2008. – № 2(9). – Ч. 1. – С. 193–194.

  6. Симонова С.О. Концептуальная структура речевого акта отказа // Филология и культура: мат-лы VII Междунар. науч. конф. 14–16 окт. 2009 г. / отв. ред. Н.Н. Болдырев. – Тамбов: Изд-ий дом ТГУ им. Г.Р._Державина, 2009. – С. 220–222.

  7. Симонова С.О. Коммуникативные формы непрямого речевого акта отказа в диалоге (на материале немецкого и русского языков) // Проблемы концептуальной систематики языка, речи и речевой деятельности: мат-лы IV-й Всеросс. науч. конф. 15–16 октября 2010 г. / отв. ред. Г.М._Костюшкина. – Иркутск: ИГЛУ, 2010. – С. 302–308.

kriterii-otneseniya-detej-v-gruppu-chasto-boleyushie-deti-chbd.html
kriterii-ponizhayushie-stimuliruyushuyu-chast-oplati-truda-postanovlenie-administracii-g-dzerzhinska-nizhegorodskoj-oblasti.html
kriterii-psihicheskogo-zdorovya-v-psihoterapii.html
kriterii-samokontrolya-metodicheskie-razrabotki-k-prakticheskim-zanyatiyam-po-propedevtike-ortopedicheskoj-stomatologii-dlya-studentov.html
kriterii-spisok-profilej-podgotovki-bakalavra-po-napravleniyu-034700.html
kriterii-ustojchivogo-razvitiya-nacionalnie-aspekti-chast-3.html
  • tasks.bystrickaya.ru/22-missionerskaya-deyatelnost-rpc-na-territorii-kostanajskoj-oblasti-demograficheskie-izmeneniya-pravoslavnogo-naseleniya-kraya.html
  • zadachi.bystrickaya.ru/otchet-ne-predstavlyayut-mikroorganizacii-kommercheskie-organizacii-so-srednej-chislennostyu-rabotnikov-za-god-do-15-chelovek-vklyuchitelno-krestyanskie-fermerskie-hozyajstva.html
  • obrazovanie.bystrickaya.ru/programma-elektivnogo-kursa-po-matematike-8-klass.html
  • laboratornaya.bystrickaya.ru/psihologiya-i-pedagogika-2-vidi-i.html
  • otsenki.bystrickaya.ru/severo-zapad-1-rajon-ust-cilemskij-rajon-s-ust-cilma-sever-4-rajona.html
  • lektsiya.bystrickaya.ru/programma-obrazovanie-dlya-vseh-glava-.html
  • zanyatie.bystrickaya.ru/tema-17-organi-nalogovogo-kontrolya-1-razvitie-nalogooblozheniya.html
  • esse.bystrickaya.ru/rabochaya-uchebnaya-programma-disciplini-metodi-izucheniya-kulturi-napravlenie-podgotovki-031400-kulturologiya.html
  • crib.bystrickaya.ru/ivan-drozdov-stranica-5.html
  • essay.bystrickaya.ru/ekologicheskij-monitorin-g-uchebno-metodicheskij-kompleks.html
  • zanyatie.bystrickaya.ru/mezhdunarodnoe-pravo-chast-4.html
  • spur.bystrickaya.ru/laboratoriskih-vezhbi-pravilnik-o-izmenama-i-dopunama-pravilnika-o-nastavnom-planu-i-programu-za-sticae-obrazovaa.html
  • tasks.bystrickaya.ru/26-aprelya-2010-20-marta-2010.html
  • urok.bystrickaya.ru/programma-dlya-postupayushih-na-napravlenie-podgotovki-magistratraturi-220700-avtomatizaciya-tehnologicheskih-processov-i-proizvodstv.html
  • write.bystrickaya.ru/funkcionalnaya-diagnostika.html
  • thescience.bystrickaya.ru/harakteristika-na-uchebnata.html
  • bukva.bystrickaya.ru/shpargalka-po-ukrainskomu-yaziku.html
  • ekzamen.bystrickaya.ru/sobranie-sochinenij-v-pyati-tomah-tom-chetvertij-stranica-4.html
  • reading.bystrickaya.ru/konspekt-uroka-uglevodi-urok-12-13.html
  • znaniya.bystrickaya.ru/rabochaya-programma-osnovi-korporativnogo-upravleniya-rekomenduetsya-dlya-napravleniya-podgotovki.html
  • predmet.bystrickaya.ru/referat-posvyashen-voprosam-tvoya-tema-ne-aerodinamika-vertoletov-eto-aerodinamika-vertolyotov-dlya-togo-chtobi-poznakomitsya-nam-snachala-pridetsya-viyasnit-itak-vertolyot-eto-aerodinamicheskij.html
  • znaniya.bystrickaya.ru/razdel-viii-federalnie-nalogi-statya-zakonodatelstvo-rossijskoj-federacii-o-nalogah-i-sborah-zakonodatelstvo.html
  • knowledge.bystrickaya.ru/mineralnij-sostav-organizma.html
  • composition.bystrickaya.ru/perechen-dokumentov-elektronnoj-biblioteki-stranica-20.html
  • education.bystrickaya.ru/-5-geraklit-efesskij-spirkin-a-g-filosofiya-uchebnik-2-e-izd.html
  • assessments.bystrickaya.ru/doklad-podgotovlen-redakciej-elektronnogo-zhurnala-rabota-s-personalom-podbor-obuchenie-motivaciya.html
  • lektsiya.bystrickaya.ru/pravila-po-ohrane-truda-pri-soderzhanii-i-remonte-zheleznodorozhnogo.html
  • prepodavatel.bystrickaya.ru/trebovaniya-k-tehnicheskim-i-programmnim-sredstvam-rsbm-konkursnaya-dokumentaciya-otkritij-konkurs-172-08-na.html
  • otsenki.bystrickaya.ru/spisok-literaturi-teoriya-statistiki-uchebnik-pod-red-r-a-shmojlovoj-2-e-izd-dop-i-pererab-m-finansi-i-statistika-2002.html
  • tetrad.bystrickaya.ru/vmesto-predisloviya-stranica-11.html
  • control.bystrickaya.ru/chast-vtoraya-koshka-gulyavshaya-sama-po-sebe-risunki-avtora-ml-giz-detskoj-literaturi-1946-31-s-s-il-pervaya.html
  • student.bystrickaya.ru/22-analiz-effektivnoj-pr-kampanii-v-muzikalnoj-industrii-vliyanie-prodyuserskoj-deyatelnosti-reklami-i-pr-na-formirovanie-massovogo-soznaniya.html
  • reading.bystrickaya.ru/komitet-rossijskoj-federacii-po-standartizacii-stranica-16.html
  • lesson.bystrickaya.ru/osnovnaya-obrazovatelnaya-programma-oop-bakalavriata-realizuemaya-vuzom-po-napravleniyu-podgotovki-080100-62-ekonomika-i-profilyu-podgotovki-ekonomika-truda-stranica-3.html
  • student.bystrickaya.ru/10-vid-seriya-tip-forma-i-inie-identifikacionnie-priznaki-cennih-bumag-vid-obligacii.html
  • © bystrickaya.ru
    Мобильный рефератник - для мобильных людей.