.RU

Лорен Вайсбергер Дьявол носит «Прада» - страница 8



— Да, Миранда, все здесь, — услужливо отозвалась Эмили, подбегая к ней и подавая папку, в которую мы собирали распечатки для Миранды.

Я сидела молча и наблюдала за всеми передвижениями Миранды с помощью фотографий, которыми были увешаны стены ее кабинета: они находились под стеклом, и в них было видно ее отражение. Вернулась Эмили, и воцарилось молчание. Мне стало интересно: что же, мы теперь никогда не будем разговаривать, если Она в кабинете? Я спросила об этом Эмили в записке, которую послала по электронной почте. Ее ответ пришел тут же. «Вот именно, — писала она, — если нам надо поговорить, мы делаем это шепотом. Иначе — никаких разговоров. И НИКОГДА не говори с ней, пока она не заговорит с тобой. И НИКОГДА не называй ее мисс Пристли; она Миранда. Поняла?» Я снова почувствовала себя так, словно меня отшлепали, но посмотрела на нее и кивнула. И в этот момент я заметила пальто. Оно лежало прямо передо мной, возвышалось грудой великолепного меха у меня на столе, один рукав перевесился через край. Я взглянула на Эмили. Она округлила глаза, махнула в направлении шкафа и прошептала: «Повесь!» Пальто было тяжелое, как одеяло, которое достаешь из стиральной машины; мне пришлось держать его обеими руками, чтобы оно не касалось пола, но я аккуратно повесила его на плечики и тихонько, старательно прикрыла дверцы.

Не успела я сесть на место, как возле меня появилась Миранда, и теперь ее глаза могли свободно шарить по всему моему телу. Странная вещь: от ее взгляда тело мое горело — но одновременно меня словно сковало льдом» и я не могла сесть на свое место, не могла даже пальцем пошевелить. И в тот момент, когда, казалось, уже готовы были вспыхнуть волосы, ее безжалостные голубые глаза встретились с моими.

— Мне нужно мое пальто, — сказала она тихо, глядя прямо на меня, и я вновь подумала, отдает ли она себе отчет в том, что перед ней новый человек, или ей нет до этого абсолютно никакого дела. В ее глазах не было ни малейшего проблеска узнавания» хотя моя встреча с ней состоялась всего несколько недель назад.

— Конечно» — выдавила я и снова направилась к шкафу, что было довольно затруднительно, так как она стояла на дороге. Я развернулась так, чтобы не задеть ее, и постаралась боком добраться до шкафа, который только что закрыла. Она не подвинулась ни на сантиметр, и я чувствовала, что ее глаза продолжают меня осматривать. Наконец, благодарение Богу, мои пальцы коснулись меха, и я осторожно высвободила его из шкафа. Мне вдруг захотелось бросить его ей и посмотреть, сумеет ли она его поймать, но в последний момент я сдержалась и подала ей пальто так, как джентльмен подает его даме. Она шагнула в него одним грациозным движением и взяла сотовый телефон — единственную вещь, которую привезла с собой в офис.

— Сегодня вечером мне понадобится Книга, Эмили, — сказала она и важно вышла из кабинета, похоже, даже не заметив группку из трех женщин, которые, завидев ее, бросились врассыпную.

— Да, Миранда. Я распоряжусь, чтобы Андреа привезла ее вам.

Вот так— то. Она ушла. Визит, породивший в офисе дикую панику, суматошные приготовления и спешные переодевания, продлился всего четыре минуты и -как показалось моему неискушенному глазу — не имел ровным счетом никакого смысла.

— Только не пялься слишком откровенно. — Джеймс говорил не разжимая губ, как чревовещатель. — Риз Уизерспун на горизонте.

Я резко повернулась (Джеймс дернулся от смущения) и увидела Риз: она пила шампанское и смеялась, откинув голову. Я не хотела показывать свое провинциальное восхищение, но ничего не могла с собой поделать: это была одна из моих самых любимых актрис.

— Джеймс, дорогуша, я так рад, что ты выбрался на мой скромный вечер, — насмешливо заговорил красивый худощавый мужчина, подошедший к нам сзади. — А кто это здесь у нас? — Они поцеловались.

— Маршалл Мэдден — виртуоз цвета, а это Андреа Сакс. Она…

— Новый секретарь Миранды, — перебил Маршалл, улыбаясь мне, — наслышан о вас, малютка. Добре пожаловать в семью. Я надеюсь, вы придете навестить меня; обещаю, что вместе мы,., хм… прибавим вам лоска.

Его пальцы нежно пробежали по моей шевелюре, он осмотрел кончики моих волос, сравнил их с корнями.

— Да, стоит добавить легкий медовый оттенок, и вы — топ-модель. Возьмите у Джеймса мой телефончик, обязательно возьмите, детка, и заходите в любую свободную минутку. Хотя, наверное, они не так уж часто у вас случаются! — пропел он и танцующей походкой направился к Риз.

Джеймс вздохнул, в его взгляде сквозила тоска.

— Он мастер. Он самый-самый. Лучше уже некуда. Все остальные рядом с ним просто мальчишки. Настоящий мужчина. Шикарный.

Настоящий мужчина? Забавно. Раньше, когда я слышала эту фразу, я всегда представляла себе Шакила О'Нила, мчащегося с мячом к кольцу, — и уж никак не специалиста по окраске волос.

— Он действительно шикарный, в этом я с тобой согласна. Вы с ним встречались?

Они бы здорово подошли друг другу: помощник редактора отдела красоты журнала «Подиум» и самый успешный колорист цивилизованного мира.

— Я-то не против. Но у него уже четыре года один партнер. Ты представляешь? Четыре года! Я бы запретил таким сексуальным геям иметь постоянного партнера. Это просто несправедливо.

— Ничего себе! А как насчет постоянной партнерши у сексуального мужчины с традиционной ориентацией? Если эта партнерша я, значит, все справедливо. — Я глубоко затянулась и выпустила почти безукоризненное колечко дыма.

— Ну признавайся, Энди, ты ведь рада, что пошла сегодня со мной? Это же самая крутая тусовка на свете! — улыбаясь, проговорил Джеймс.

Я нехотя согласилась пойти с ним, когда Алекс отменил нашу встречу, скорее из-за того, что не хотела оставаться одна. С трудом верилось, что на вечеринке по поводу нашумевшей книжки может произойти хоть что-нибудь интересное. Но я оказалась приятно удивлена. Поздороваться с Джеймсом подошел Джонни Депп, и меня потрясло не только то, что он вообще способен связно говорить по-английски, но и то, что он выдал несколько по-настоящему забавных шуток. И я испытала невыразимое удовлетворение, увидав, что Жизель — эта самая-пресамая из красоток, мелькающих на обложках журналов, — на самом деле до смешного маленького роста. Естественно, еще приятнее было бы обнаружить, что она переедает и что у нее угревая сыпь, которую из-за толстого слоя косметики не видно на ее шикарных фотографиях, — но мне пришлось удовольствоваться низким ростом. В общем, последние полтора часа все шло совсем неплохо.

— Ну, я бы не сказала, что самая крутая, — ответила я, наклоняясь к Джеймсу, чтобы взглянуть на диджея Моби, который с мрачным видом стоял возле стола с книгами, — но здесь совсем не так плохо, как я ожидала. И потом, знаешь, после всего, что сегодня произошло, мне просто необходимо было как-то поднять себе настроение.

После внезапного отъезда Миранды (которому предшествовало столь же внезапное появление) Эмили сообщила, что сегодня мне впервые предстоит везти Книгу ей на квартиру. Книгой именовалась огромная, как телефонный справочник, подшивка, где были собраны все текущие материалы по «Подиуму». Эмили объяснила, что, когда Миранда находится в офисе, никакой производительной работы быть не может, потому что сотрудники весь день совещаются с Мирандой, а она ежечасно меняет свое мнение. Когда же около пяти часов она наконец уходит (чтобы провести немного времени с близняшками), вот тут-то и начинается настоящая работа. Арт-секция заново перекраивает макет и вставляет в него только что полученные снимки, редакторы распечатывают материал, который — все-таки! — получил одобрение Миранды: огромные небрежные буквы МП, занимающие целую страницу. Все найденные изменения посылаются в арт-секцию, и один из ее сотрудников еще несколько часов после того, как все остальные уйдут, пропускает снимки и тексты через специальный аппарат, который вощит страницы; после этого их в надлежащем порядке подшивают в Книгу. Затем начинается моя работа: я должна отвезти Книгу на квартиру к Миранде. Происходит это где-то между восемью и одиннадцатью вечера — в зависимости от того, когда завершается производственный процесс. Миранда сделает в Книге свои пометки и на следующий день привезет ее обратно, после чего все вышеуказанное повторится.

Когда Эмили краем уха услышала, что я собираюсь на вечер с Джеймсом, она так и подпрыгнула,

— Ты ведь знаешь, что не можешь уйти, пока не будет готова Книга?

Я уставилась на нее. По лицу Джеймса можно было подумать, что он сейчас бросится на Эмили с кулаками.

— Да, не скрою, это та часть работы, от которой я особенно рада избавиться. Порой это затягивается допоздна, но Книга необходима Миранде каждый вечер. Она привыкла работать дома. В общем, сегодня я посижу с тобой и покажу, как это делается, но потом ты будешь все делать сама.

— Спасибо. Как думаешь, во сколько сегодня будет готова Книга?

— Понятия не имею. Каждый вечер по-разному, об этом лучше спросить в арт-секции.

В этот день с Книгой закончили рано — всего в половине девятого. Я приняла ее у вконец измученного сотрудника арт-секции, и мы с Эмили спустились к Пятьдесят девятой улице. Эмили несла ворох одежды, только что доставленной из химчистки, — в пластиковых пакетах и на плечиках. Она пояснила» что вычищенная одежда всегда доставляется вместе с Книгой. Свою грязную одежду Миранда привыкла привозить в офис, и — вот радость-то! — моей обязанностью было звонить в химчистку и сообщать им, что у нас есть для них работка. Как правило, они тут же посылали кого-нибудь в «Элиас-Кларк», чтобы забрать одежду, и на следующий день возвращали ее в идеальном состоянии. Мы убирали все в шкаф, а потом отдавали Юрию или отвозили к ней на квартиру сами. С каждой минутой моя работа казалась мне все более высокоинтеллектуальной!

— Эй, Рич! — заискивающе улыбаясь, окликнула Эмили посасывающего трубку диспетчера, которого я встретила в первый день работы. — Это Андреа. Она будет отвозить Книгу каждый вечер, так что вы уж позаботьтесь, чтобы ей доставалась хорошая машина, ладно?

— Сделаем, Рыженькая. — Он достал изо рта трубку и указал на меня: — Я позабочусь о Блондиночке,

— Вот и хорошо. Ой, а не могли бы вы дать нам еще одну машину? После того как мы отвезем Книгу, нам с Андреа надо ехать в разные места.

Два массивных «таун-кара» остановились перед нами, и верзила водитель открыл для нас дверь. Эмили забралась в машину первой и тут же достала мобильник.

— Квартира Миранды Пристли, будьте добры. Водитель кивнул, завел мотор, и мы тронулись с места.

— А что, всегда бывает один и тот же водитель? — спросила я, удивившись, что он знает дорогу.

Эмили жестом велела мне помолчать: она оставляла сообщение для девушки, вместе с которой снимала квартиру, а потом сказала:

— Нет, в компании работает довольно много водителей. Я с каждым ездила раз по двадцать, так что теперь дорогу знают все.

После этого она снова занялась телефоном. Я оглянулась назад и увидела вторую машину: она аккуратно повторяла все наши повороты и остановки.

Мы остановились перед типичным для Пятой авеню домом: идеально чистый тротуар, ухоженные балконы и шикарный, уютно подсвеченный вестибюль. Человек в смокинге и шляпе тут же подошел к машине и открыл дверь. Эмили вышла. Я подумала: почему бы нам просто не оставить Книгу и одежду этому человеку — в конце концов, разве не для этого и нужны швейцары? Это их работа. Но Эмили вытащила из сумки ключ на кожаном брелоке от Луи Вюиттона и протянула его мне.

— Я подожду здесь. Отнеси все в ее квартиру, в пентхаус А. Просто открой дверь, оставь Книгу на столике в фойе и повесь одежду на крючки возле шкафа. Не в сам шкаф — возле шкафа. А потом уходи. Не вздумай стучать или звонить, она терпеть не может» когда ее беспокоят. Просто тихо войди и выйди. — Она передала мне пластиковые пакеты и проволочные вешалки и снова взялась за свой мобильник.

Ну хорошо, я отнесу все это, только к чему такие сложности?

Лифтер грустно улыбнулся мне и нажал кнопку пентхауса. Он был похож на женщину, которую колотит муж: унылую, целиком покорившуюся своей участи.

— Я подожду вас здесь, — кротко сказал он, глядя в пол, — это займет у вас не больше минуты.

Ковер в холле был сочного рубинового цвета; я чуть не упала, когда мой каблук запутался в его густом ворсе. Стены были затянуты плотной кремовой тканью, по длине полотна виднелись крохотные кремовые же шляпки обойных гвоздиков; возле стены стояла обитая кремовой замшей скамеечка. На раздвижных дверях прямо передо мной было указано «пентхаус Б»; я развернулась и увидела точно такую же дверь с надписью «пентхаус А». Вовремя вспомнив предостережение Эмили, я отдернула руку от звонка и вставила ключ в замочную скважину. Дверь тут же открылась, и не успела я и глазом моргнуть, как очутилась в просторной комнате и ноздри мне защекотал чудесный запах бараньей отбивной. Она была там: изящно подносила вилку ко рту, а две совершенно одинаковые черноволосые девочки, разделенные столом, оглушительно кричали друг на друга. Высокий, сурового вида мужчина с крупным носом и серебристой шевелюрой читал газету.

— Мам, скажи ей, что она не имеет права заходить в мою комнату и брать мои джинсы! Она меня не слушает! — вопила одна из малюток, обращаясь к Миранде. Та отложила вилку и отпила из бокала, который взяла с левой половины стола, из чего я заключила» что это «Пеллегрино».

— Каролина, Кэссиди, ну хватит. Я уже достаточно этого наслушалась. Габриэль, принесите еще мятного желе.

Мужчина, по всей вероятности повар, поспешно внес в комнату широкую серебряную чашу на серебряном подносе.

И в этот момент я осознала, что уже полминуты стою и смотрю, как они ужинают. Они меня еще не заметили, но непременно заметят, как только я направлюсь к столику в прихожей. Я двигалась затаив дыхание, но чувствовала, что все они повернулись и смотрят на меня. Я хотела как-то их поприветствовать, но сдержалась, вспомнив, как я вляпалась сегодня утром, когда мычала и бормотала что-то словно идиотка. Столик, столик. Вот он. Кладем на него драгоценную Книгу. Теперь одежда. Я отчаянно озиралась в поисках места, куда следовало повесить вещи, но у меня все расплывалось перед глазами. Стол молчал, и я кожей чувствовала на себе их взгляды. Никто со мной не поздоровался. Девочки, похоже, нисколько не удивились, что в их квартире оказался совершенно посторонний человек. Наконец я заметила за дверью небольшой шкаф для верхней одежды и сумела аккуратно повесить ненадежные гнущиеся плечики на перекладину.

— Не в шкаф, Эмили, — прозвучал размеренный голос Миранды, — на крючки: они предназначены специально для этого.

— Ох да, конечно. Здрасте.

Идиотка! Заткнись! Ей вовсе не нужно, чтобы ты отвечала, просто делай, что она говорит! Но я ничего не могла с собой поделать. Мне было дико, что они не поздоровались, не поинтересовались, кто я такая, — вообще никак не отреагировали на мое вторжение в их квартиру, И что значит «Эмили»? Она что, издевается? Ослепла? Не видит, что я не та девушка, которая проработала у нее уже почти два года?

— Я Андреа, Миранда, ваша новая секретарша. Тишина. Все покрывающая, нестерпимая, оглушающая, отупляющая, нескончаемая тишина.

Я знала, что должна замолчать, знала, что сама рою себе могилу, но я действительно ничего не могла с собой поделать.

— Простите, что я перепутала. Я сейчас перевешу все на крючки, как вы сказали, и тут же уйду.

Да перестань же распинаться! Она плевать на тебя хотела. Просто сделай все как надо и выметайся.

— Ну вот, всем приятного аппетита. Приятно было познакомиться.

Я повернулась, чтобы уйти, и поняла, что не только поставила себя в глупейшее положение, просто заговорив с ними, но и на самом деле несу ужасную чушь. Приятно познакомиться?! Да ведь никто меня ни с кем не знакомил!

— Эмили! — услышала я ее голос, едва коснувшись дверной ручки. — Эмили, постарайтесь, чтобы этого больше не повторилось. Мы не терпим вмешательства в нашу личную жизнь.

Ручка повернулась, и я оказалась в холле. Прошло всего около минуты, но мне казалось, будто я на едином вдохе проплыла дорожку олимпийского бассейна.

Я тяжело опустилась на скамеечку и перевела дух. Ну что за стерва! В первый раз она могла назвать меня Эмили просто по ошибке, но во второй она, конечно же, сделала это нарочно. Лучший способ унизить и обезличить человека, коль скоро вы открыто игнорируете сам факт его присутствия в вашем доме. Не хотела ли она таким образом указать мне на мое место — место на низшей ступени развития и в самом низу журнальной иерархии?

Я вполне могла просидеть всю ночь, сверля взглядом двери пентхауса А, но тут возле меня кто-то кашлянул. Я подняла глаза и увидела маленького лифтера: он смотрел в пол и терпеливо ждал, когда я присоединюсь к нему.

— Простите, — сказала я, входя в лифт.

— Ничего, — проговорил он чуть слышно, настойчиво изучая пол, — потом будет легче.

— Что? Простите, я не расслышала, что вы…

— Ничего, ничего. Ну вот, мисс. Приятно вам провести вечер.

Двери открылись, и я очутилась в вестибюле, где Эмили громко болтала по телефону. Увидев меня, она прервала разговор.

— Ну, как все прошло? Все нормально?

Я хотела все ей рассказать и всей душой желала, чтоб она посочувствовала мне. Мне хотелось, чтобы мы могли доверять друг другу, но я знала, что получу только новую словесную оплеуху. А это мне сейчас совсем ни к чему.

— Все прекрасно. Никаких проблем. Они ужинали, и я просто оставила все, где ты сказала.

— Вот и хорошо. Теперь будешь делать это каждый вечер. Потом просто езжай домой, и все. В общем, повеселись сегодня у Маршалла. Я бы тоже пошла, но мне нужно сделать эпиляцию зоны бикини, я не могу это отменить. Представляешь, у них все расписано на два месяца вперед. И это в середине зимы! Похоже, все забили те, кто собирается в зимние отпуска, Я просто понять не могу, с чего это вдруг всем женщинам в Нью-Йорке вдруг понадобилось делать эпиляцию области бикини. Просто удивительно, но тут уж ничего не поделаешь.

Я покачивала головой в такт ее словам, и не имело абсолютно никакого значения, что я делаю или что думаю по этому поводу, я была обречена постоянно выслушивать ее излияния по поводу восковой эпиляции. Может, было бы лучше, если б она наорала на меня за то, что я помешала Миранде спокойно поужинать?

— Да, что уж тут поделаешь. Ладно, я поеду, я сказала Джеймсу, что мы встретимся в девять, а сейчас уже больше десяти. До завтра.

— До завтра. Да, я еще хотела сказать, что ты теперь уже достаточно подготовлена и будешь продолжать приходить в семь, но я буду приходить не раньше восьми. Миранда в курсе. Оно и понятно: старший секретарь приходит позже, потому что ему приходится работать намного больше. — Я чуть не вцепилась ей в глотку. — Короче, утром делай все, как я тебя учила. Если понадоблюсь, звони, но вообще-то пора справляться и самой. Пока!

Она впорхнула на заднее сиденье второй машины.

— Пока, — откликнулась я и расплылась в фальшивой улыбке.

Водитель хотел выйти из машины и открыть мне дверь, но я сказала, что справлюсь сама.

— «Плаза», пожалуйста.

Джеймс ждал меня на ступеньках у входа, хотя было семь градусов мороза, не меньше. Он заехал домой переодеться и сейчас выглядел очень изящно — в черных замшевых брючках и белой рубчатой майке с вырезом, выгодно оттеняющей искусно созданный в солярии загар.

— Эй, Энди, ну что, отвезла Книгу? Мы тут стояли в очереди в гардеробную, и я увидел Брэда Питта.

— Господи, ты шутишь. Да неужели Брэд Питт здесь?

— Ну да, Маршалл ведь работал и с Дженнифер. Наверняка и она где-то здесь. Так что, Энди, в следующий раз ты будешь более серьезно относиться к моим приглашениям. Пойдем-ка пропустим по стаканчику.

Знаменитости мелькали там и сям, и к часу ночи я пропустила уже четыре стаканчика и весело болтала с каким-то сотрудником «Bora». Мы обсуждали восковую эпиляцию зоны бикини. Очень увлеченно. И это ничуть меня не смущало. Бог мой, думала я, пробираясь сквозь толпу в поисках Джеймса и попутно посылая воздушные поцелуи в том направлении, где появилась приветствуемая всеми Дженнифер Энистон, — тут очень даже неплохо. Но я изрядно выпила, а меньше чем через шесть часов мне нужно быть па работе, при этом дома я не была уже почти сутки. Поэтому, как только заметила Джеймса— он обнимался с кем-то из салона Маршалла, — я сразу же устремилась к нему. И тут я почувствовала, что кто-то обнял меня за талию.

— Эй, — сказал один из самых шикарных мужчин, каких я только видела в жизни. Я дала ему время осознать, что он, должно быть, ошибся, потому что со спины я, возможно, похожа на его девушку, но он продолжал улыбаться. — Вы не слишком разговорчивы, верно?

— А вы, как я посмотрю, говорите «эй» и считаете, что этого достаточно?

«Энди, закрой рот! — мысленно приказала я себе. — На вечеринке, где полно знаменитостей, с тобой вдруг заговаривает потрясающе красивый мужик, а ты тут же отшиваешь его?!» Но он, похоже, и не думал обижаться, и улыбка его растянулась прямо-таки до ушей.

— Простите, — пробормотала я, разглядывая свой почти пустой стакан, — меня зовут Андреа. Ну вот. Это, пожалуй, более подходящее начало для знакомства. — Я протянула ему руку, мне было интересно, чего он от меня хочет.

— Да нет, мне нравится ваша манера общаться, правда. Меня зовут Кристиан. Очень приятно с вами познакомиться, Энди. — Он отвел русую прядь, спадающую ему на левый глаз, и отхлебнул пива из бутылки, которую держал в руке. Его лицо казалось смутно знакомым, но я никак не могла припомнить, кто это.

— Пиво? — спросила я, указывая на бутылку. — Вот уж не думала, что здесь есть такие непритязательные напитки.

Я ждала, что он захихикает, но он засмеялся громко и искренне.

— Вы всегда говорите то, что думаете?

Я, похоже, выглядела смущенной, потому что он снова улыбнулся и сказал:

— Нет-нет, это очень хорошо. И большая редкость, особенно если вы работаете в индустрии моды. Просто я не смог заставить себя пить шампанское через соломинку, как здесь подают. Это, на мой взгляд, немного неестественно. Бармен откуда-то принес мне эту бутылку, вроде бы с кухни для обслуживающего персонала.

Он снова поправил прядь, но завиток упал ему на глаза, как только он отвел руку. Из кармана черного пиджака спортивного покроя он достал пачку сигарет и предложил мне закурить. Я взяла сигарету и тут же ее уронила» чтобы иметь возможность, нагнувшись, как следует его разглядеть.

Сигарета приземлилась в десяти сантиметрах от квадратных носов его пижонских мокасин с кисточками — непременная фишка Гуччи. Распрямляясь, я отметила, что на нем джинсы «Дизель», живописно вытертые, длинные, немного расклешенные. Они закрывали задники мокасин и от постоянного соприкосновения с землей порядком поистрепались. Черный ремень, видимо, тоже от Гуччи, но благородно оставлявший возможность сомневаться, эффектно обхватывал талию. В джинсы была заправлена белая футболка— такая футболка вполне могла быть из «Хейнс», но скорее всего была от Хьюго Босса или от Армани; носят их только для того, чтобы выгодно оттенить красивую, загорелую кожу. Его черный дорогой пиджак отлично на нем сидел и, возможно, даже был сшит на заказ, чтобы подчеркнуть выигрышные особенности его в общем-то самой обычной, но вместе с тем удивительно сексуальной фигуры. Его зеленые глаза так и притягивали к себе. Цвет морской волны, подумала я, припоминая названия любимых мной в школе акварельных красок, а может, цвет крыла селезня. Рост, телосложение, весь его облик смутно напоминали Алекса, только в нем было гораздо больше от европейца и намного меньше от американца — приверженца «Аберкромби» [8]. Чуточку самоувереннее, капельку привлекательнее. Явно старше: что-то около тридцати. И, пожалуй» слишком уж эффектный.

Он тут же щелкнул зажигалкой и наклонился ко мне, поднеся пламя к моей сигарете.

— Так что вас привело на подобную вечеринку, Андреа? Вы, случайно, не одна из тех немногих счастливиц, которые могут назвать Маршалла Мэддена своим личным стилистом?

— Боюсь, что нет. По крайней мере пока, хотя он довольно ясно намекнул, что я могу попасть в их число, — засмеялась я, ловя себя на том, что мне ужасно хочется произвести впечатление на этого мужчину. — Я работаю в «Подиуме» и вот пришла сюда с одним из своих коллег.

— А, журнал «Подиум»! Классное место для тех, кто увлекается садомазохизмом. Ну и как, вам нравится?

Я не была уверена, имеет ли он в виду садомазохизм или мою работу, но допускала возможность, что передо мной человек достаточно осведомленный — настолько, чтобы понимать, что скрывается за внешним лоском модной индустрии. Может, я произведу впечатление, если расскажу» как сегодня отвозила Книгу? Нет, понятия не имею, кто этот парень… Может, он тоже работает в «Подиуме» — я еще не всех знаю, а может, в каком-то другом журнале «Элиас-Кларк»? А может — и это тоже нельзя исключать, — он один из тех пронырливых репортеров, что пишут для «Шестой страницы»? Эмили была очень убедительна, предостерегая меня против них. «Они появляются черт знает откуда, — зловещим тоном говорила она, — появляются и стараются запудрить тебе мозги, чтоб ты сболтнула что-нибудь о Миранде и о „Подиуме“. Просто имей это в виду». Подобные обработки и не дающие расслабиться электронные карточки заставляли журнальную мелкую сошку держать рот на замке. Столь характерное для работников «Подиума» параноидальное стремление всегда все делать с оглядкой брало верх.

— Да, — я постаралась, чтобы мой смех звучал естественно и непринужденно, — это довольно необычное место. Я не так уж интересуюсь модой — я бы скорее предпочла писать, но, думаю, это неплохое начало, А вы чем занимаетесь?

— Я писатель.

— Неужели? Вот здорово.

Я надеялась, что в моем голосе не прозвучало легкое разочарование, которое я сразу же почувствовала. Ну почему все, абсолютно все в Нью-Йорке представляются либо писателями, либо актерами» либо поэтами, либо художниками? Я, было дело, тоже писала для школьной газеты, а когда училась в универе, у меня — черт побери! — даже взяли статью в «Хадасса нэшнл мэгэзин». Означало ли это, что я автоматически стала писательницей?

— И что вы пишете?

— В основном беллетристику, но как раз сейчас я работаю над своим первым историческим романом. — Он снова глотнул из бутылки и нетерпеливо поправил надоедливую, но совершенно потрясающую прядь.

«Первый» исторический роман явно подразумевал, что до него уже были другие, неисторические. Это становилось интересным.

— И о чем роман?

Он немного подумал и ответил:

— Это рассказ от имени вымышленной героини, молодой женщины, о жизни в нашей стране в годы Второй мировой войны. Я еще не совсем закончил подготовительную работу, беседую с очевидцами и все такое, но то, что уже написано, вроде ничего. Думаю…

Он продолжал говорить, но я уже поняла, кто передо мной. Вот повезло так свезло. Описание книги было знакомо мне по статье в «Нью-Йоркере», которую я только что прочла. Казалось, весь читающий мир сходит с ума в предвкушении его нового романа и не устает восхищаться его реалистической манерой и глубиной проникновения во внутренний мир героини. Выходит, я стою и непринужденно болтаю с Кристианом Коллинсвортом, литературным гением, опубликовавшим свое первое произведение в двадцать лет (молодой, да ранний!), еще даже не выйдя из стен Йельского университета. Критики просто на стену лезли, кричали, что эта книга — одно из самых значительных событий в литературе двадцатого века. И он не остановился на достигнутом, издав еще два романа, каждый из которых продержался в списке бестселлеров дольше, чем предыдущие. Статья в «Нью-Йоркере» включала интервью, где Кристиана не только называли «гарантом грядущих успехов книжной индустрии», но и отмечали его «удивительную привлекательность, стильность и врожденное обаяние», которые, несомненно, обеспечивали ему (как будто для этого не хватало одной только популярности) «колоссальный успех у женщин».

— Ух ты, это и вправду здорово, — сказала я и вдруг поняла, что слишком устала для того, чтобы изображать остроумие, проницательность или веселость. Этот парень — преуспевающий писатель, так какого черта ему нужно от меня? Может, он просто хочет убить время, пока его подружка завершит дефиле, за которое ей платят по десять тысяч долларов в день, и соберется уходить? «Да и в любом случае, Андреа, какое это имеет значение? — резко осадила я себя. — Пора бы вспомнить, что тебе уже повезло, у тебя есть невероятно добрый, чуткий и сексапильный парень. Ну и хватит с тебя!» Я наспех состряпала историю о том, как мне срочно нужно домой. Кристиан выглядел удивленным.

— Вы боитесь меня? — улыбнулся он, словно поддразнивая.

— Боюсь вас? С какой стати мне бояться вас? Если бы для этого был какой-то повод… — Сама того не желая, я кокетничала с ним» и это было чрезвычайно приятно.

Он взял меня за локоть и повернул к себе:

— Пойдемте, я посажу вас в такси.

И прежде чем я успела сказать, что прекрасно найду дорогу сама» что мне приятно было с ним познакомиться, но не собирается же он напрашиваться ко мне в гости, — как мы уже стояли на красной ковровой дорожке на ступеньках «Плазы».

— Ну что, нужно такси? — спросил швейцар. — Да, одно, для леди, — ответил Кристиан.

— Нет, у меня есть машина. Вон там, — сказала я, указывая на лимузины, припаркованные вдоль Пятьдесят восьмой улицы напротив кинотеатра «Париж».

Я не смотрела на него, но почувствовала, что он снова улыбнулся — одной из этих своих особенных улыбок. Он подвел меня к машине, открыл дверь и галантным жестом указал на заднее сиденье.

— Спасибо, — сказала я чрезвычайно вежливо и безо всякого замешательства, протягивая ему руку, — было очень приятно с вами познакомиться, Кристиан.

— И мне тоже, Андреа.

Он взял руку, которую я протянула ему для рукопожатия, прижал к губам и задержал на долю секунды дольше, чем это было необходимо.

— Надеюсь, мы с вами скоро увидимся.

Я благополучно забралась на заднее сиденье и теперь изо всех сил старалась не покраснеть, чувствуя, что у меня это плохо получается. Кристиан захлопнул заднюю дверь и смотрел вслед отъезжающей машине.

В этот момент мне уже не казалось странным, что я, всего несколько недель назад не видевшая изнутри ни одного лимузина, запросто разъезжаю на нем последние шесть часов; что меня, никогда не встречавшую знаменитостей даже местного масштаба, только что касались локтями голливудские звезды, а в мою руку тыкался носом — да, именно так! — самый желанный холостяк литературного Нью-Йорка. Нет, все это чушь и мишура, снова и снова напоминала я себе. Все это годится лишь для этого мира, к которому ты вовсе не хочешь принадлежать. Над этим можно посмеяться, думала я, но особых иллюзий питать не следует. И в то же самое время я смотрела на свою руку, не в силах отвести от нее глаз, и пыталась припомнить до мелочей, как он целовал ее, — а потом резко сунула смущающую меня руку в сумочку и достала телефон. Набирая номер Алекса, я отчаянно старалась придумать, что же я все-таки ему скажу.

Мне хватило двенадцати недель, чтобы пресытиться безграничными, по-видимому, запасами шикарной одежды, которой «Подиум» только-только начал меня снабжать. Двенадцать нескончаемо долгих недель, когда рабочий день длился по четырнадцать часов, а для сна оставалось не более пяти. Двенадцать мучительных недель ежедневного придирчивого осмотра с головы до ног — без тени одобрения, даже без единого намека на признание самого факта моего существования. Двенадцать невыносимых недель постоянного ощущения собственной глупости, некомпетентности, недоразвитости. И вот, когда пошел третий месяц моего пребывания в «Подиуме» (осталось всего только девять!), я решила стать новым человеком и начать одеваться подобающим образом. Крещение состоялось.

konkurs-nauchnih-proektov-rossijskih-molodih-uchenih-dlya-predstavleniya-na-nauchnih-meropriyatiyah-provodimih-v-rossii-i-za-rubezhom-v-2012-godu-estestvennie-i-tehnicheskie-nauki.html
konkurs-nauchnih-proektov-vipolnyaemih-vedushimi-molodezhnimi-kollektivami.html
konkurs-nauchnih-rabot-issledovatelskih-i-innovacionnih-proektov-molodih-uchenih-rossiya-strani-sng-aprel-iyul-2008-goda.html
konkurs-nauchnih-rabot-sredi-uchashihsya-magistraturi-i-aspiranturi-kultura-sosushestvovaniya-narodov.html
konkurs-nauchno-fantasticheskih-rasskazov-v-2010-2011-godah-zhurnal-populyarnaya-mehanika.html
konkurs-nauchno-issledovatelskih-rabot-student-i-nauchno-tehnicheskij-progress-2012.html
  • tetrad.bystrickaya.ru/usvoenie-norm-povedeniya-v-shkole-poziciya-8-rekomendacii-dlya-roditelej-po-interpretacii-rezultatov-izucheniya.html
  • reading.bystrickaya.ru/l-i-vasilenko-kratkij-religiozno-filosofskij-slovar-stranica-50.html
  • znaniya.bystrickaya.ru/rabochaya-programma-disciplini-tehnologicheskoe-oborudovanie-naimenovanie-disciplini.html
  • portfolio.bystrickaya.ru/polozhenie-o-kursovih-rabotah-po-teorii-gosudarstva-i-prava-po-kafedre-gosudarstvenno-pravovih-disciplin-4.html
  • assessments.bystrickaya.ru/biografiya-sofya-kovalevskaya-rodilas-tretego-yanvarya-1850-goda-v-moskve-gde-ee-otec-artillerijskij-general-vasilij-korvin-krukovskij-zanimal-dolzhnost-nachalnika-arsenala.html
  • institut.bystrickaya.ru/svedeniya-o-chislennosti-rabotnikov-oao-elektropribor-godovoj-otchet-oao-elektropribor-za-2010-god.html
  • klass.bystrickaya.ru/6-gosudarstvennaya-podderzhka-semej-doklad-o-polozhenii-detej-v-ivanovskoj-oblasti-ivanovo-2007.html
  • assessments.bystrickaya.ru/cennostnij-analiticheskij-sistema-formirovaniya-informacionnoj-i-kommunikacionnoj-kompetentnosti-budushih-uchitelej.html
  • assessments.bystrickaya.ru/ekonomicheskij-rost-chelovecheskij-kapital-i-vneshnie-effekti.html
  • lesson.bystrickaya.ru/sonditio-sine-qua-non.html
  • college.bystrickaya.ru/-zhernakov-v-ya-2007-vse-prava-zashisheni-literaturnij-kirgizstan-2007-vse-prava-zashisheni.html
  • teacher.bystrickaya.ru/glava-2prioriteti-zakonodatelnogo-obespecheniyagosudarstvennoj-politiki-rossii-doklad-soveta-federacii.html
  • college.bystrickaya.ru/3-uchebno-metodicheskie-materiali-umm-uchebno-metodicheskij-kompleks-po-discipline-zarubezhnaya-literatura-xix.html
  • otsenki.bystrickaya.ru/socialnij-oblik-lic-sovershivshih-seksualnie-pravonarusheniya-chast-2.html
  • control.bystrickaya.ru/doktor-fiziko-matematicheskih-nauk.html
  • doklad.bystrickaya.ru/v-kelya-v-kotoroj-lyudovik-francuzskij-chitaet-chasoslov-kniga-pervaya.html
  • credit.bystrickaya.ru/otchetnij-doklad-profsoyuznogo-komiteta.html
  • tasks.bystrickaya.ru/23-planirovanie-obshego-kolichestva-vihodnih-dnej-l-g-milyaeva-osnovi-planirovaniya-na-predpriyatii.html
  • zanyatie.bystrickaya.ru/pravila-povedeniya-v-auditorii-vo-vremya-olimpiadi-vo-vremya-prohozhdeniya-olimpiadi-ucheniku.html
  • znaniya.bystrickaya.ru/raspisanie-peredach-iyul-2011-stranica-6.html
  • tetrad.bystrickaya.ru/uchebno-metodicheskij-kompleks-rabochaya-programma-dlya-studentov-napravleniya-031900-62-mezhdunarodnie-otnosheniya-ochnoj-formi-obucheniya.html
  • grade.bystrickaya.ru/moduldk-tehnologiyamen-oitua-tn-erekshelkter-zhne-moduldk-tehnologiyani-timdlg.html
  • ucheba.bystrickaya.ru/prikladnoe-programmnoe-obespechenie-vichislitelnoj-tehniki-ispolzuemoe-dlya-podderzhki-upravlencheskoj-deyatelnosti.html
  • prepodavatel.bystrickaya.ru/tematicheskoe-planirovanie-po-matematike-klass.html
  • paragraph.bystrickaya.ru/leksiko-grammaticheskie-testi-po-anglijskomu-yaziku-dlya-11-klassa-tematicheskie-testi-po-anglijskomu-yaziku-dlya-9-klassa.html
  • predmet.bystrickaya.ru/socialno-trudovie-prava-rabotnikov-svyazannie-s-semejnimi-obyazatelstvami.html
  • pisat.bystrickaya.ru/tablica-49-menedzhment-organizacii.html
  • klass.bystrickaya.ru/a-i-lepyohin-grafik-priema-grazhdan-dolzhnostnimi-licami-administracii-municipalnogo-obrazovaniya-kireevskij-rajon-v-gorodskih-i-selskih-municipalnih-obrazovaniyah-kireevskogo-rajona-na-fevral-2012-goda.html
  • studies.bystrickaya.ru/0531-istoriya-naseleniya-istoricheskaya-demografiya-gosudarstvennij-rubrikator-nauchno-tehnicheskoj-informacii-grnti.html
  • lektsiya.bystrickaya.ru/programma-mezhregionalnoj-nauchno-prakticheskoj-konferencii-aktualnie-problemi-izucheniya-kulturi-i-obraza-zhizni-korennih-etnosov-severa-istoriya-i-sovremennost-vojviv-vuzhvojtirlis-kultura-da-olan-syam.html
  • pisat.bystrickaya.ru/tema-6-sbitovaya-logistika-uchebno-metodicheskij-kompleks-udk-bbk-l-rekomendovano-k-izdaniyu-uchebno-metodicheskim.html
  • tests.bystrickaya.ru/meropriyatie-b3-razvitie-malogo-predprinimatelstva-svodnij-otchet-ob-ocenke-vipolneniya-vtorogo-etapa-programm.html
  • ucheba.bystrickaya.ru/poryadkovaya-funkciya-k-uchebniku.html
  • znanie.bystrickaya.ru/5-prestupleniya-sovershaemie-v-processe-otpravleniya-pravosudiya-dolzhnostnimi-licami-rabotnikami-pravoohranitelnih-organov.html
  • znaniya.bystrickaya.ru/razdel-iv-annotirovannij-otchet-o-nauchno-issledovatelskoj-rabote-otchet-nauchnoissledovatelskaya-deyatelnost.html
  • © bystrickaya.ru
    Мобильный рефератник - для мобильных людей.