.RU

Место гарантий в структуре конституционно-правового статуса человека и гражданина


ТЕОРИЯ ПРАВА


Е.Н. ХАЗОВ,

кандидат юридических наук


МЕСТО ГАРАНТИЙ В СТРУКТУРЕ КОНСТИТУЦИОННО-ПРАВОВОГО СТАТУСА ЧЕЛОВЕКА И ГРАЖДАНИНА


В правовом положении личности все ее элементы не только тесно связаны между собой и взаимно дополняют друг друга, но и каждый из них имеет свое назначение, сущность, выполняет определенную функцию. Это, как представляется, в полной мере относится к гарантиям прав человека и проблеме их реализации в государстве. Определим основные понятия, которые будут использоваться в статье.

Толковый словарь живого великорусского языка В.И. Даля определяет слово «гарантия» (франц. garantie, от garantir – обеспечивать, охранять) как ручательство, обеспечение, заверение и безопасенье1. Большая советская энциклопедия под гарантиями прав граждан понимает условия и средства, обеспечивающие гражданам возможность пользоваться правами, установленными конституцией и другими законами2.

Каждое право может быть реализовано только тогда, когда ему соответствует обязанность государства или другого лица, органа (которых государство в случае их неправомерных действий привлекает к ответственности) его обеспечить. Гарантии призваны обеспечить такую благоприятную обстановку, в атмосфере которой зафиксированные в конституции и других законах положения о юридическом статусе личности, ее правах и свободах стали бы фактическим положением каждого человека. Гарантии нужны не сами по себе, а для возможно полного претворения в жизнь прав и свобод.

В широком плане понятием гарантии прав человека охватывается совокупность объективных и субъективных факторов, которые направлены на полную реализацию и всестороннюю охрану прав и свобод граждан, на устранение возможных причин и препятствий их неполного осуществления. Хотя эти факторы весьма разнообразны, но по отношению к процессу реализации прав и свобод они выступают в качестве условий, средств, способов, приемов и методов правильного его осуществления.

Большинство гарантий в виде условий обеспечивает благоприятную обстановку, в атмосфере которой гражданин может эффективно пользоваться своими конституционными правами и свободами. Такие условия образуют внешнюю среду деятельности каждого человека и гражданина и не зависят от его воли и желания, ибо они имеют корни в общественном и государственном строе.

Гарантии в виде средств и способов обеспечения и охраны конституционных прав и свобод создаются не каждым гражданином, а обществом, государством, коллективом и используются ими для претворения указанных прав и свобод в жизнь. Однако вместе с этим существуют и такие условия и средства охраны конституционных прав и свобод граждан, формирование и пользование которыми во многом зависит от них самих, их воли и желания.

Иными словами, под гарантиями понимаются условия и средства, при наличии и с помощью которых обеспечиваются фактическая реализация и всесторонняя охрана прав и свобод всех и каждого человека в отдельности.

В юридической литературе при исследовании проблемы гарантий высказываются следующие идеи: во-первых, рассматривать гарантии в качестве элемента правовой системы;3 во-вторых, не отождествлять гарантии с другими понятиями, а именно мерами правовой охраны, правовой защиты, юридической ответственностью4; в-третьих, исследовать в качестве самостоятельной категории, имеющей свои черты, объект воздействия, структуру, систему, методы реализации5, а также в аспекте формы определенной общности конституционных норм6.

Объектом гарантий выступают общественные отношения, связанные с охраной и защитой прав человека, удовлетворением имущественных благ и интересов граждан7. Содержание гарантий весьма динамично, обусловлено их целевой, институциональной и функциональной направленностью, зависит от общественно-политических и иных процессов, происходящих в стране.

Классификация гарантий необходима: она позволяет лучше и глубже проследить и раскрыть конституционные гарантии, указать на их достоинства и недостатки, сделать выводы и дать рекомендации.

В науке принято различать общие и специальные (юридические) гарантии. Под общими гарантиями понимается совокупность экономических, политических и других условий, делающих права реальными. Некоторые ученые характеризуют такие гарантии как «материальные гарантии прав»8. Ученые Н.В. Витрук, И.Е. Фарбер9, Б.С. Эбзеев10 относят к общим гарантиям социально-экономические, политические и идеологические (духовные) гарантии, а к специальным – правовые (юридические), вытекающие из законов и других нормативных источников.

^ Социально-экономические гарантии предполагают специальную среду и материальную основу, обеспечивающие использование прав и свобод. Это –социальная стабильность, развивающаяся экономика, производственные мощности, широкая инфраструктура, т.е. система учреждений, дающих возможность обслуживать все виды социальных потребностей общества, и т.д.

В Конституции России не существует раздела об экономической основе государства и общества, не установлена какая-либо форма собственности в качестве основной или ведущей, как и не предусмотрено ограничений для других форм собственности. Конституция РФ обязывает государство обеспечивать свободу законной экономической деятельности и поддерживать конкуренцию, запрещая лишь ее монополизацию и недобросовестную конкуренцию, провозглашает равенство всех форм собственности и их равную защиту (ст. 8, 34).

В современных условиях, когда экономическое пространство России находится в состоянии формирования, роль Конституции РФ как основного закона и иных нормативных актов, регулирующих развитие экономики страны, получает особое значение. Вместе с тем развитие экономики предполагает создание инфраструктуры для удовлетворения социальных потребностей общества. Социальные гарантии углубляют реальное содержание правового статуса личности на основе принципов гуманизма, справедливости, равенства, расширения реальных условий в реализации потенциальных возможностей и для каждой личности в отдельности, и для всего общества.

^ Политические гарантии предполагают соответствующим образом ориентированную политику государства, ее направленность на создание условий, обеспечивающих достойную жизнь и свободное развитие человека; устойчивость политических структур, их способность к достижению гражданского согласия, исключающего дестабилизацию в обществе, должный уровень политической культуры граждан, на борьбу с бюрократизмом государственного аппарата, взяточничеством и другие политико-организационные факторы. Политические гарантии – это всестороннее развитие и совершенствование политической системы общества, всей общей системы демократии с основополагающей идеей самоуправления народа, являющейся одной из важнейших в теории11.

Некоторые ученые12 под идеологическими (духовными) гарантиями понимают мировоззрение личности, осознающей себя как личность, не отделяющей себя от российского государства, понимающей все трудности и сложности переходного периода. Однако подобное определение представляется не вполне верным хотя бы потому, что существование одного только мировоззрения личности без учета роли государства (создания государством необходимых условий (среды) возникновения и гармоничного развития личности), по сути, невозможно. Таким образом, идеологические гарантии – это деятельность государства и общества, направленная на создание (и поддержание) условий, посредством которых устанавливается свобода мировоззрения личности, осуществляется выбор духовных и нравственных ориентиров.

Иногда выделяют и организационные гарантии, которые воплощаются в деятельности государственных органов и общественных организаций. Организационная деятельность служит общим условием, универсальной предпосылкой действенности всей системы гарантий прав, свобод и обязанностей человека и гражданина.

Закрепленные в законе средства, которые, будучи правовым выражением общих условий, непосредственно обеспечивают возможность их правомерной реализации и охраны прав человека в обществе, есть юридические гарантии этих прав13. Остановимся на них более подробно.

Под юридическими гарантиями следует понимать закрепление прав, свобод и обязанностей человека и гражданина нормами права, обеспечение, охрану и защиту их всей правоохранительной деятельностью государства, институтами европейского и мирового сообщества. Соответствующие конституционные нормы относятся, прежде всего, к тем отношениям, которые связаны с возможностью применения государством к человеку мер принудительного воздействия, привлечения его к судебной ответственности, существенного ограничения его прав и свобод государством. Конституция РФ гарантирует демократические принципы судопроизводства, гуманное отношение к лицам, привлекаемым в судебном порядке к юридической ответственности. Юридические гарантии охватывают все правовые средства, обеспечивающие осуществление и охрану прав и свобод человека и гражданина, и выражаются в нормах федерального законодательства, раскрывающих и конкретизирующих указанные права и свободы.

Отличие юридических гарантий от других видов гарантий состоит в следующем. Если экономические, политические, социально-нравственные гарантии являются предпосылкой реализации прав, свобод и обязанностей человека и гражданина, то юридические гарантии направлены на конкретное (непосредственное) осуществление прав, свобод и обязанностей личности и их охрану от противоправных посягательств и нарушений.

Некоторые авторы под юридическими гарантиями понимают развернутую систему институтов и норм материального и процессуального права, считая, что система обеспечения субъективных прав работает только через юридические гарантии, нормы правоустанавливающего и правовосстановительного характера, которые обеспечивают реальный правовой статус личности.

Более широко содержание юридических гарантий трактует П.М. Рабинович, полагающий, что правильнее было бы относить к их числу определенные нормы права, основанную на них правоприменительную деятельность, а также индивидуальные юридические акты, в которых эта деятельность фиксируется14.

Авторитетные ученые С.С. Алексеев и Н.В. Витрук высказали мысль о том, что в число юридических гарантий прав личности следует включить: закрепленные нормами права меры надзора и контроля для выявления случаев правонарушений, меры правовой защиты, юридической ответственности, меры пресечения и другие правоохранительные меры, а также процессуальные формы охраны прав (включая формы применения правоохранительных мер), меры профилактики и предупреждения правонарушений15.

В.С. Афанасьев внес в позицию С.С. Алексеева и Н.В. Витрука несколько существенных дополнений, согласно которым, во-первых, необходимо рассматривать негативные воздействия на процесс реализации прав человека (без изучения и профилактики которых невозможна эффективная деятельность по укреплению законности и обеспечению прав личности), а во-вторых, на практике гарантии действуют только как совокупность каких-либо явлений и процессов, включающих положительные и отрицательные воздействия16.

Юридические гарантии эффективно действуют только в том случае, если они основаны и функционируют на принципе «гарантия гарантиям»17, что представляет собой несбыточный идеал многих поколений.

Подход В.В. Петрова к проблеме гарантий не отрицает в своих работах В.С. Нерсесянц, утверждающий, что юридические гарантии воплощают идею такого согласованного действия права и государства, когда одни формы, направления и функции государственно-правовой регуляции и деятельности служат вместе с тем защитным механизмом для других, и наоборот. Получается сложная и многоликая соподчиненная система регуляции.

Именно в контексте взаимной поддержки и согласованности разных частей и аспектов государственно-правового комплекса некоторые специальные формы и конструкции юридических гарантий прав и свобод личности могут реально выполнить свою защитную роль. Таким образом, юридические гарантии сами нуждаются в юридических гарантиях, в форме которых выступают правовое государство и правовые законы18.

Действительно, мнение В.С. Нерсесянца весьма аргументировано. Однако, на взгляд автора, «соподчиненная система регуляции», упомянутая выше, является продуктом (результатом) нередко длительного государственно-правового строительства в стране.

Можно констатировать, что в России начала XXI в. юридические гарантии юридических гарантий (по В.С. Нерсесянцу – правовое государство и правовые законы) не созданы, что эти понятия лишь зафиксированы «на бумаге», скрупулезно занесенные законодателем в Конституцию РФ и другие нормативные правовые акты, они не являются «гарантиями гарантий» хотя бы потому, что их не существует в действительности.

Если рассматривать модель идеального функционирования юридических гарантий прав и свобод, то ее вершиной будет правовое государство. По мнению автора, как невозможно в процессе строительства дома построить сначала крышу, а затем фундамент и стены, так и нельзя в России (да и в любой другой стране, где демократические принципы только начинают вписываться во внутригосударственную систему) говорить в первую очередь о необходимости абстрагированного строительства правового государства, а во вторую – о взаимодействии конкретного гражданина с конкретным государственным органом.

Подчеркнем, что начинать нужно именно с единичных случаев нарушения прав и свобод человека и исследовать применение в каждом случае механизма защиты, тем самым обобщая, выявляя общую картину и делая сравнительные выводы. Именно по такому принципу, например, работает Московская Хельсинкская Группа19.

Отнюдь не все правовые нормы являются юридическими гарантиями прав и свобод граждан, а лишь те, которые содержат средства и способы, при помощи которых достигается беспрепятственное пользование правами, защита прав и свобод и восстановление их в случае нарушения. Закон закрепляет в своих нормах лишь статические элементы механизма охраны прав граждан вместе с системой гарантий. Эффективное действие этого механизма непосредственно зависит от кропотливой организационной работы органов государственной власти, повышения ответственности чиновников за незаконные действия (бездействие) в ходе выполнения своих должностных обязанностей, от повышения правовой культуры граждан. Во многом именно от работы государственного аппарата (чиновников) зависит воплощение в жизнь нормы ст. 18 Конституции РФ.

Поэтому от неизбежного решительного реформирования государственной службы20 зависит эффективность реализации конституционных гарантий прав человека.

Международно-правовые документы, законодательные акты Российской Федерации дают юридической науке веские основания для того, чтобы по-новому взглянуть на роль общих и специальных (юридических) гарантий в сфере прав человека. «Плюралистическая демократия и правовое государство, – записано в документе Копенгагенского Совещания Конференции по человеческому измерению СБСЕ, – являются необходимыми для обеспечения уважения всех прав человека и основных свобод, развития контактов между людьми и решения других, связанных с этим, вопросов гуманитарного характера»21.

Существует и другой научный подход. В 1947 г. А.И. Денисов в учебнике по теории государства и права высказал следующую мысль: «Всю совокупность гарантий прав и обязанностей можно подразделить на общие гарантии (для всех прав и обязанностей) и на особые гарантии каждого права и каждой обязанности»22. Эту мысль продолжил и обосновал применительно к личным конституционным правам Ф.М. Рудинский в 1976–1980 гг. В частности, он утверждал, что любое конституционное право обеспечивается как общими экономическими, политическими, идеологическими и правовыми, так и специальными экономическими, политическими, идеологическими, правовыми и другими гарантиями.

Следует подчеркнуть, что система специальных гарантий одной отрасли права по всей структуре, совокупности условий и средств гарантирования схожа с аналогичной системой другой отрасли права, поскольку в каждом случае существует особый вид общественных отношений, подлежащих государственному правовому регулированию. Задача исследователя заключается в том, чтобы выяснить, какова связь между общими гарантиями и конституционным правом и какими именно специальными гарантиями оно обеспечивается23.

Поскольку все отрасли права имеют нормы, закрепляющие те или иные средства и способы соблюдения, исполнения и использования прав и свобод, представляется целесообразной классификация юридических гарантий в соответствии с делением системы права на отдельные отрасли: конституционно-правовые, административно-правовые, административно-процессуальные, гражданско-правовые, гражданско-процессуальные, гражданско-правовые, уголовно-правовые, уголовно-процессуальные, трудовые гарантии, семейно-правовые, международно-правовые гарантии.

Классификация гарантий прав и свобод (кстати, так же как и классификация основных прав и свобод) довольно условна. Как, например, определить, к какой группе отнести гарантии социальной защиты? Наличие специальных государственных органов и материальная поддержка отдельных социальных групп могут рассматриваться как экономические гарантии, а наличие соответствующих нормативных актов, возможность обжаловать в суд действия или бездействие государственных органов – как гарантии юридические.

Итак, гарантии могут быть определены как «юридически значимые и организационно-определенные средства реализации предписаний, содержащихся в нормах права, способы достижения целей этих норм, организационно-правовые условия перевода регулирующих возможностей права в действительность, в фактическое поведение субъектов правоотношений»24. В случае возникновения угрозы существованию конституционных прав и свобод вступают в действие гарантии – средства защиты. Такой подход позволяет определить их как условия и средства (факторы), обеспечивающие фактическую реализацию прав, свобод и защиту в случае неправомерного посягательства на них.

Многогранная научная проблема правового статуса человека и гражданина давно и весьма успешно разрабатывается в отечественной юридической литературе. К настоящему времени имеется большое количество различных точек зрения на вопросы понятия и содержания правового статуса, его соотношения с иными юридическими категориями. Под основами правового статуса личности обычно понимают обусловленные социально-экономической сущностью общества ее права, свободы и обязанности, закреп­ленные нормами Конституции и федеральными конституционными законами и обеспеченные соответствующими гарантиями25.

На наш взгляд, в этом определении не отражены нормы международного права и конституционная ответственность. Другими словами, под конституционно-правовым статусом личности, представляющим собой основы ее статуса, следует понимать признаваемые, соблюдаемые, охраняемые и защищаемые обществом, государством и личностью права, свободы и обязанности, закрепленные Конституцией Российской Федерации, конституционными и международными нормами права, обеспеченные соответствующими гарантиями и конституционно- правовой ответственностью.

Из данного определения следует, что конституционно-правовой статус личности характеризуется следующими основными элементами:

1. Гражданство как взаимоотношения между личностью и государством возникают в двух случаях: в силу связи лица с гражданством государства и проживания на территории данного государства. Если лицо не является гражданином государства и не проживает на его территории, то никаких взаимоотношений между таким лицом и государством быть не может и речь о свободе личности лишается смысла. Вместе с тем любое государство старается распространяет весь комплекс прав, свобод и обязанностей на своих граждан, тогда как на иностранных граждан и лиц без гражданства этот комплекс распространяется в ограниченном объеме.

2. Правосубъектность для свободы личности имеет принципиальное значение (правоспособность и дееспособность), без которого разговор о свободе личности лишается смысла. При отсутствии правосубъектности нет и личности. Этот формальный юридический элемент на­полняет принципы правового статуса конкретным содержанием.

3. Права, свободы и обязан­ности – сущностные отношения между личностью и государст­вом – характеризуются правами, свободами и обязан­ностями. Их широта и глубина определяют уровень сво­боды личности, ее демократизм.

4. Гарантии – конституционные гарантии прав, свобод и обязанностей личности; совершенство их механизма предопределяет подлинный демократизм свободы личности.

В основу правовой статуса личности и ее элементов в Российской Федерации положены следующие принципы:26

1. Принцип равноправия. Он проявляется в том, что все граждане пользуются равными правами и свободами, исполняют равные обязанности, не отличаются по основаниям приобретения гражданства, равны перед законом и судом, в равном объеме обеспечиваются гарантиями.

2. Принцип сочетания личных и общественных интересов. Личные интересы гражданина – это его матери­альные и духовные потребности, которые государство и общество призваны ему обеспечить, создать достойные условия жизни для всестороннего развития личности (способностей, таланта, удовлетворения разумных ма­териальных и духовных потребностей). Интересы лич­ности есть субъективное выражение объективных по­требностей человека, т.е. эти интересы определяются объективными условиями развития общества. На каж­дом этапе развития общества личные интересы различ­ны. Общественные интересы – это цели и задачи обще­ства, обеспечивающие его поступательное развитие в интересах всех граждан. В общественных интересах главное место занимают интересы человека, удовлетворение которых является высшей целью государства и общества.

3. Принцип постоянного расширения и углубления прав, свобод и обязанностей. Этот процесс идет по трем на­правлениям:

а) в правовой статус личности включаются новые, ра­нее неизвестные конституционному законодательству права, свободы и обязанности и их расширение (ст. 18, 20, 21, 29 Кон­ституции РФ);

б) по линии нового расширенного толкования прав, свобод и обязанностей, существовавших до принятия Конституции 1993 г. (ст. 19, 22, 25, 37 Конститу­ции РФ);

в) идет процесс усиления и расширения конституционных гарантии прав и свобод человека и гражданина. Вместе с тем стоит отметить, что если политические и юридические га­рантии сделали громадный скачок в своем развитии, то этого нельзя сказать об экономических и социаль­но-нравственных гарантиях, которые заметно ослабли27.

Провозглашая приоритет и защиту прав и свобод человека и гражданина как одну из важнейших основ конституционного строя (ст. 2), Конституция в гл. 1 устанавливает и основополагающие нормы о гражданстве Российской Федерации. Это обусловлено тем, что гражданство – первичный элемент конституционно-правового статуса личности, определяющего ее взаимоотношения с государством. Конституционные нормы о гражданстве действуют в единстве с конкретизирующими их законодательными положениями. Согласно п. «в» ст. 71 Конституции, гражданство в Российской Федерации относится к ведению Федерации, а п. «а» ст. 89 возлагает решение вопросов гражданства Российской Федерации на Президента России. Отношения, касающиеся гражданства, регламентируются Федеральным законом от 31 мая 2002 г. № 62-ФЗ «О гражданстве Российской Федерации»28 (далее – Закон о гражданстве). Определенный в данном Законе механизм его реализации конкретизирован в Положении о порядке рассмотрения вопросов гражданства Российской Федерации, утвержденном Указом Президента Российской Федерации от 14 ноября 2002 г. № 1325; в Положении о Комиссии по вопросам гражданства при Президенте Российской Федерации и ее составе, утвержденном Указом Президента Российской Федерации от 14 ноября 2002 г. № 131829. Нормы о гражданстве содержатся и в ряде других актов, например конституциях республик, Семейном кодексе, а также в международных договорах Российской Федерации30.

В преамбуле Закона о гражданстве сформулировано понятие этого правового института: устойчивая правовая связь человека с государством, выражающаяся в совокупности их взаимных прав, обязанностей и ответственности, основанная на признании и уважении достоинства, основных прав и свобод человека.

Состояние гражданства создает права и обязанности для лица не только на территории своего государства, но и за рубежом.

Гражданство нередко определяется как принадлежность лица к государству. Вместе с тем выражение «принадлежность к гражданству» не вполне точно передает смысл данного понятия. Его можно истолковывать как членство лица в государстве, что соответствовало бы смыслу ряда правовых концепций, как состояние подвластности лица, близкое подданству, нахождение лица под юрисдикцией определенного государства. Иногда гражданство определяется в качестве правовой принадлежности, постоянной правовой принадлежности.

Существенным моментом в ряде определений является указание на то, что гражданство не представляет собой ни права, ни совокупности прав, а служит лишь предпосылкой, создающей возможность применения к лицу правовых норм. В других определениях понятия гражданства правовая связь между лицом и государством нашла свое выражение в совокупности прав и обязанностей лица по отношению к государству либо в наличии взаимных прав и обязанностей. Причем эти права и обязанности выступают уже не как главное правовое следствие обладания гражданством, а как само гражданство. Следовательно, правовое положение гражданина характеризуется не как проявление определенной правовой связи лица с государством, а как сама эта связь. Содержание понятия гражданства здесь сводится главным образом к субъективным правам личности. Польский юрист В. Рамус отмечал: «Под гражданством понимается правовая принадлежность лица к данному государству. На практике оно означает совокупность прав и обязанностей, вытекающих для данного лица на основании его правовой принадлежности к определённому государству»31. Следует отметить, что определение понятия гражданства только как правоотношения лица и государства носит ограниченный характер. Некоторые авторы рассматривают гражданство если не в качестве правового положения лица или правоотношения, то в виде правовой связи, которая представляет собой совокупность взаимных прав и обязанностей лица и государства32.

В монархических государствах употребляется термин «подданство», который формально устанавливает личную верность монарху, но фактически равнозначен гражданству. Независимо от формы правления в правовом государстве, гражданство означает согласие лица на распространение на него юрисдикции государства, всех обязанностей, установ­ленных конституцией и законами. В то же время граждане обладают в отношении государства определенными правами и могут требовать от него защиты своих прав. Для большинства людей в каждой стране установление гражданства не сложный процесс, так как они являются гражданами данного государства с самого рождения и сохраняют это правовое состояние на про­тяжении всей жизни. Однако по разным причинам, преж­де всего вследствие межнациональных конфликтов и расту­щей интернационализации экономики, возникают различные миграционные потоки, т.е. перемещения больших групп лю­дей из одной страны в другую.

Такие передвижения, инди­видуальные и групповые, распространенные и в Российской Федерации, а также браки, заключаемые между граждана­ми различных государств, постоянно порождают проблемы приобретения и изменения гражданства. Законодательство об иммиграции и гражданстве, судебная практика по этим воп­росам весьма развиты. Значительная часть практических воп­росов, связанных с определением гражданства, решается с помощью международного права (по соглашениям, заклю­чаемым между государствами). В государствах с унитарной формой правления существу­ет, как правило, единое гражданство, в то время как во многих федератив­ных государствах лицо считается гражданином союза и одно­временно субъекта федерации. На него, следовательно, распространяются не только федеральные законы, но и законо­дательство данного субъекта федерации. Практическое значение такого положения обусловлено тем, что в федератив­ных государствах существует разделение компетенции между союзом и субъектами федерации, вследствие чего имеются некоторые различия в правовых нормах между субъектами одной и той же федерации (например, в сфере действия налогового, уголовного, семейного законодательства). Такое положение характерно и для Российской Федерации. В любом государстве проживают люди, чье правовое поло­жение отличается от статуса большинства. Большин­ство жителей всегда являются гражданами данного государ­ства, но значительные группы не имеют гражданства (апат­риды) или являются иностранными гражданами. В некоторых государствах признается двойное гражданство, – такие лица называются бипатридами. Различия в правовом положении не означают дискриминации не граждан, государство защищает права этой категории жителей, поскольку многие права, как это установлено международным правом, принадлежат че­ловеку независимо от гражданства.

И все же, надо отметить, принадлежность лица к гражданству того или иного государства имеет существенное значение, поскольку гражданин обладает в отношении государства всеми правами и свободами, а государство защищает своего гражданина, где бы он ни находился. Гражданство – это наделение гражданина не только правами и свободами, но и обязанностями. В Конституции России подчеркивается, что каждый гражданин обладает на ее территории всеми правами и свободами и исполняет равные обязанности. Следует также отметить, что граждане Российской Федерации по сравнению с другими лицами, законно находящимися на территории России, наделены правами в сфере осуществления политической власти. Например, только граждане могут избирать и быть избранными в представительные органы Российской Федерации и ее субъектов, только граждане обязаны защищать Отечество и выполнять некоторые другие обязанности. Одной из важных гарантий использования гражданином Российской Федерации своих прав и свобод является закрепление в ч. 3 ст. 6 Конституции РФ положения, исключающего возможность лишения гражданина его гражданства. Гражданин Российской Федерации не может быть лишен своего гражданства и выслан за пределы Российской Федерации. Он не может быть также выдан другому государству иначе как на основании закона или международного договора РФ. Российская Федерация гарантирует своим гражданам защиту и покровительство и за ее пределами.

Гражданство России основано на следующих принципах.

Конституция Российской Федерации и закон о гражданстве Российской Федерации устанавливают те общие основы, которые определяют сущностные черты отношений гражданства33.

Часть 1 ст. 6 Конституции закрепляет два основополагающих принципа российского гражданства – оно является единым и равным независимо от оснований приобретения. В соответствии с принципами федерализма и единого и равного гражданства в России граждане РФ, проживающие на территории края, области, автономной области, автономного округа, являются одновременно гражданами России. Данное положение наряду с Законом о гражданстве следовало бы закрепить и в ст. 6 Конституции РФ34.

Прекращение гражданства Российской Федерации влечет за собой прекращение гражданства республики35. Наличие у лица гражданства Российской Федерации и гражданства республики не означает, что он имеет двойное гражданство. Это два уровня правовых связей человека – с федеративным государством и с его субъектом – в рамках единого гражданства. Не может быть такого положения, когда гражданин республики не является одновременно гражданином Российской Федерации. А такая возможность, вопреки федеральной Конституции, предусмотрена, например, в ч. 7 ст. 11 Конституции Республики Дагестан. Противоречило бы федеральной Конституции и установление республиканскими актами каких-либо условий приобретения гражданином Российской Федерации гражданства республики, кроме постоянного проживания на ее территории.

Вообще, следует констатировать неопределенность в соотношении федеральной и республиканской регламентации вопросов гражданства.

Неопределенность и противоречивость в решении данного вопроса особенно наглядно проявились в Договоре Российской Федерации и Республики Татарстан от 15 февраля 1994 г. «О разграничении предметов ведения и взаимном делегировании полномочий между органами государственной власти Российской Федерации и органами государственной власти Республики Татарстан»36. Статья IV Договора относит к ведению федерации и ее органов «гражданство в Российской Федерации» (что соответствует ст. 71 федеральной Конституции), ст. 3 к совместному ведению органов власти федерации и Республики Татарстан – «общие и коллизионные вопросы гражданства», а ст. 2 к исключительному ведению республики – «вопросы республиканского гражданства». Все это создает возможность для подрыва республиканскими актами принципа единства гражданства.

Отнесение ст. 71 Конституции Российской Федерации к исключительному ведению Федерации «гражданства в Российской Федерации» (п. «в»), а не только вопросов «гражданства Российской Федерации», означает, что Федерация регламентирует и федеральное гражданство, и обязательные для своих субъектов общие правила, касающиеся гражданства. В то же время в конституциях большинства республик установлено, что гражданство республики приобретается и прекращается в соответствии с республиканским законом, т.е. считается вопросом исключительного ведения республики. В связи с этим необходимо более четкое законодательное определение соотношения федеральной и республиканской компетенции по вопросам гражданства. В Законе о гражданстве установлено лишь, что республики должны привести свое законодательство в соответствие с данным Законом, а также что Комиссия по вопросам гражданства при Президенте Российской Федерации при рассмотрении ходатайств и представлений по вопросам гражданства учитывает мнение той республики в составе федерации, на территории которой лицо намерено поселиться, о целесообразности его приема в российское гражданство или восстановления в нем37.

Конституционный принцип равного гражданства означает, что оно является таковым для всех российских граждан независимо от оснований приобретения. Законодательство не устанавливает никаких отличий и особенностей в правовом статусе лиц, ставших гражданами Российской Федерации по различным основаниям: по рождению, в связи с принятием в гражданство, восстановлением в гражданстве, усыновлением и др. Не имеет правового значения и время приобретения гражданства.

Гражданство Российской Федерации основано на отрицании автоматического его изменения при заключении или расторжении брака гражданином Российской Федерации с лицом, не принадлежащим к гражданству Российской Федерации, а также при изменении гражданства другим супругом. Конкретным проявлением этого принципа является полное равноправие женщин и мужчин при решении вопросов о российском гражданстве. Это полностью соответствует международной Конвенции о гражданстве замужней женщины 1957 г. В то же время в целом ряде стран установлены различия в правовом статусе граждан в зависимости от оснований приобретения гражданства, действует принцип: жена следует гражданству мужа.

Принцип 3 Декларации прав ребенка, принятой Генеральной Ассамблеей ООН 20 ноября 1959 г., формулируется следующим образом: «Ребенку должно принадлежать с его рождения право на имя и гражданство». В части 3 ст. 24 Международного пакта о гражданских и политических правах 1966 г. сказано, что каждый ребенок имеет право на приобретение гражданства. В статье 20 Конституции РСФСР 1918 г. употреблялось понятие права российского гражданства. В Федеральном законе от 31 мая 2002 г. № 62-ФЗ «О гражданстве Российской Федерации» проводится мысль о том, что в Российской Федерации каждый человек имеет право приобрести гражданство38.

Расторжение брака не влечет за собой изменения гражданства родившихся в этом браке или усыновленных детей. На защиту интересов детей направлены положения названного Закона на случай изменения родителями своего гражданства. Установлено общее правило: гражданство детей в возрасте до 14 лет следует гражданству родителей, а в возрасте от 14 до 18 лет изменяется при наличии согласия детей (ст. 9 Федеральный закон РФ от 31 мая 2002 г. № 62-ФЗ «О гражданстве Российской Федерации»39). При изменении гражданства родителей, лишенных родительских прав, гражданство детей не изменяется.

Но в жизни часто встречаются случаи изменения гражданства родителей. В таких случаях изменяется гражданство и детей, причем сохраняется условие получения согласия на это детей в возрасте от 14 до 18 лет. Когда же российское гражданство приобретает один из родителей, то ребенку предоставляется гражданство Российской Федерации при наличии ходатайства этого родителя и письменного согласия другого. При прекращении российского гражданства одного из родителей за ребенком сохраняется гражданство Российской Федерации: оно может быть прекращено только с согласия обоих родителей и при условии предоставления ему другого гражданства. Гражданство Российской Федерации у ребенка прекращается при условии, что ему будет предоставлено иное гражданство, кроме случаев, когда он выходит из гражданства Российской Федерации одновременно с обоими родителями или единственным родителем. Если один из родителей приобретает гражданство Российской Федерации, а второй остается лицом без гражданства, ребенку предоставляется гражданство Российской Федерации по заявлению или ходатайству родителя, приобретающего гражданство. Согласия другого родителя, остающегося лицом без гражданства, в таких случаях не требуется40.

В главе 2 «Права и свободы человека и гражданина» Конституции РФ со­держатся еще два важных принципа гражданства. Во-первых, гражданин России не может быть лишен гражданства. Этот принцип является новым в законодательстве о гражданстве. Все предшествующее, вплоть до Закона о гражданстве СССР 1990 г., закрепляло такую форму утраты гражданства: лишение – это расторжение гражданских связей по инициативе государства, в одностороннем порядке, не пред­усматривающее в качестве условия согласие гражданина. Лишение гражданства широко использовалось советским государством на протяжении всей истории его развития, вы­ступало как средство борьбы с инакомыслием, форма репрес­сий, непризнания за советскими гражданами права проживать за границей. Характерно, что законодательные акты о граж­данстве до Закона СССР 1978 г. не содержали указа­ний на основания, по которым могло применяться лишение гражданства, оставляя полный простор в решении этих вопро­сов компетентным органам.

Впервые такие основания установил Закон о гражданстве СССР 1978 г. К ним относились «действия, порочащие высо­кое звание гражданина СССР и наносящие ущерб престижу или государственной безопасности СССР». Закон о граж­данстве СССР 1990 г., закрепляя положение о лишении граж­данства, ограничил возможности его применения только к то­му гражданину, который проживает за границей, и устранил такое расплывчатое основание как «действия, порочащие вы­сокое звание гражданина», решил не отрегулированный ранее вопрос о том, кто вносит представление о лишении граж­данства. Специфической чертой практики лишения гражданства в первые годы существования советского государства был не индивидуальный характер лишения гражданства конкретного лица, а массовый подход, распространявшийся на некоторые категории граждан. Например, гражданства лишались подданные бывшей Российской империи, покинувшие пределы государства без разрешения компетентных государственных органов, так на­зываемые невозвращенцы. Когда окончательно опустил­ся «железный занавес», подобного рода основания для массо­вого лишения утратили значение, стал применяться в основном индивидуальный подход к решению вопросов о лишении гражданства. Это касалось преимущественно так называемых диссидентов. Однако, когда в период «оттепели» железный занавес несколько приоткрылся и советские граждане получили право выезжать на постоянное место жительства за границу, массовый подход к лишению гражданства был вновь реанимирован, хотя и под видом «выхода» из гражданства41.

Президиум Верховного Совета СССР в 1967 г. принял Указ «О выходе из гражданства лиц, переселившихся из СССР в Израиль». Они считались выбывшими из гражданства с момента их выезда из СССР. Этот Указ был секретным, не публиковался, на него нельзя было ссылаться. Покровы секретности с этого документа были сняты только во время «перестройки» по заключению Комитета Конституционного надзора СССР, на основании которого упомянутый Указ был опубликован через 24 года после его принятия. Запрет на применение лишения гражданства в Конституции Российской Федерации и в Законе о гражданстве вытекает из права человека на гражданство, двустороннего характера связей по гражданству между человеком и государством, предполагающего недопустимость расторжения этих связей как той, так и другой стороной без взаимного согласия. Российская Федерация гарантирует сво­им гражданам защиту и покровительство за ее пределами. Этот принцип закреплен и в Законе о гражданстве (ст. 7)42.

Следовательно, теперь не может быть речи о высылке нежелательного для властей гражданина, как это не раз бывало в прошлом. Более того, никакие органы не вправе не принять в страну ее гражданина, находящегося за рубе­жом и желающего вернуться на Родину.



1 Даль В.И. Толковый словарь живого великорусского языка. М., 1955. Т. 1. С. 283.

2 Большая советская энциклопедия. 4-е изд. 1989. С. 277.

3 Матузов Н.И. Правовая система и личность. Саратов. 1987. С. 8.

4 Толкачев Х.Б., Хабибуллин А.Г. Личные конституционные права и свободы граждан СССР: система, характеристики, особенности реализации.  Уфа, 1990. С. 46.

5 Синюкова Т.В. Юридические гарантии как метод регулирования правового положения личности // Вопросы теории государства и права. Межвузовский сборник научных работ.  Саратов, 1991.  Вып. 9.  С. 150–160.

6 Лучин В.О. Конституционные институты // Современный конституционализм. М, 1990.  С. 35.

7 Зарицкий А.В. Гарантии прав личности при реализации юридической ответственности (вопросы теории и практики): Дисс. … канд. юрид. наук. Коломна, 1999. С. 16.

8 Баглай М.В., Габричидзе Б.Н. Указ. соч. С. 225.

9 Фарбер И.Е., Ржевский В.А. Вопросы теории советского конституционного права. Выпуск 1.  Саратов, 1967.  С. 25.

10 Эбзеев Б.С. Советское государство и права человека.  Саратов, 1986.  С. 69.

11 Зарицкий А.В. Указ. соч. С. 17.

12 См., напр.: Комаров С.А. Личность в политической системе российского общества. М, 1995. С. 39.

13 Мордовец А.С. Социально-юридический механизм обеспечения прав человека и гражданина. Саратов, 1996.

14 Рабинович П.М. Упрочение законности – закономерность социализма. Львов, 1974. С. 237.

15 Права личности в социалистическом обществе. М., 1981.  С. 178, 203–205.

16 Общая теория права и государства: Учебник для юрид. вузов / Под ред. акад. В.В. Лазарева. М., 1994. С. 187–192.

17 Петров В.В. Экологический кодекс России (к принятию Верховным Советом РФ Закона «Об охране окружающей природной среды») // Вестник МГУ. Сер. 11. Право. 1993. № 3. С. 10–12.

18 Социалистическое правовое государство: концепция и пути реализации. М., 1990. С. 60, 61.

19 Доклад о соблюдении прав человека в Российской Федерации в 2001 г. // Права человека в регионах Российской Федерации в 2001 г. М.: Московская Хельсинкская Группа, 2002.

20 Федеральный закон от 27 мая 2003 г. № 58-ФЗ «О системе государственной службы Российской Федерации» // СЗ РФ. 2003. № 22. Ст. 2063.

21 Международная жизнь.  1990.  № 9.  С. 135.

22 Денисов А.И. Советское государственное право.  М., 1947. С. 322.

23 Рудинский Ф.М. Личность и социалистическая законность.  Волгоград,  1976.  С. 51.

24 Боброва Н.А. Гарантии реализации государственно-правовых норм. Воронеж, 1984. С. 19.

25 Конституционный статус личности в СССР. М., 1980. С. 68; Советское государственное право. М., 1986. С. 226–234; Воеводин Л.Д. Юридический статус личности в России: Учебное пособие. М., 1997; Зиновьев А.В. Конституционное право России: проблемы теории и практики. СПб., 2000. С. 65, 66.

26 Под принципами следует понимать основополагающие начала, идеи, охраняемые и защищаемые государст­вом и положенные в основу осуществления прав, свобод и обязанностей человека и гражданина. См.: Зиновьев А.В. Указ. соч. С. 68.

27 Там же. С. 67, 68.

28 См.: Федеральный закон РФ от 31 мая 2002 г. № 62-ФЗ «О гражданстве Российской Федерации» // СЗ РФ. 2002. № 26. Ст. 2031.

29 См.: Указ Президента Российской Федерации от 14 ноября 2002 г. № 1325 «Об утверждении Положения о порядке рассмотрения вопросов гражданства Российской Федерации» // СЗ РФ. 2002. № 46. Ст. 4571; Указ Президента Российской Федерации от 14 ноября 2002 г. № 1318 «Об утверждении Положения о Комиссии по вопросам гражданства при Президенте Российской Федерации и ее составе» // СЗ РФ. 2002. № 46. Ст. 4570.

30 См.: Постатейный комментарий к Конституции Российской Федерации / Под общ. ред. Ю.В.Кудрявцева.


31 См.: Мамонотов А.Г. Гражданство Российской Федерации: Лекции // Московский юридический институт. М., 1998. С. 61–72.

32 См.: Сравнительное конституционное право / Под ред. А.И. Ковлева, В.Е. Чиркина, А.Ю. Юдина. М., 1996. С. 110–115.

33 См.: Козлова Е.И., Кутафин О.Е. Конституционное право России. Москва: Юристъ, 1996. С. 50–56.

34 См.: Маликов М.К. Гражданство Российской Федерации и гражданство ее субъектов // Государство и право. 1997. № 8. С. 21, 22.

35 См.: Федеральный закон от 31 мая 2002 г. № 62-ФЗ «О гражданстве Российской Федерации» // СЗ РФ. 2002. № 26. Ст. 2031.

36 См.: Российская газета. 1994. 17 февраля.

37 См.: Федеральный закон от 31 мая 2002 г. № 62-ФЗ «О гражданстве Российской Федерации» // СЗ РФ. 2002. № 26. Ст. 2031.

.

38 См.: Борисова Н.Е., Дмитриев Ю.А., Захаров С.В. Конституционно-правовой статус ребенка в Российской Федерации // Право и жизнь. М., 1998. № 11. С. 45–53.

39 См.: Федеральный закон от 31 мая 2002 г. № 62-ФЗ «О гражданстве Российской Федерации» // СЗ РФ. 2002. № 26. Ст. 2031.


40 См.: Приказ МВД РФ от 24 декабря 2003 г. № 82 «Об организации деятельности органов внутренних дел Российской Федерации по реализации законодательства о гражданстве Российской Федерации».

41 См.: Козлова Е.И., Кутафин О.Е. Конституционное право России. Москва: Юристъ, 1998. С. 257.

42 См.: Федеральный закон от 31 мая 2002 г. № 62-ФЗ «О гражданстве Российской Федерации» // СЗ РФ. 2002. № 26. Ст. 2031.

konspekti-lekcij-obyazatelni.html
konspekti-lekcij-po-kursu-materialovedenie-uchebno-metodicheskij-kompleks-po-discipline-materialovedenie-uchebno-metodicheskij.html
konspekti-lekcij-statistika-tema-statisticheskoe-nablyudenie-tema-svodka-i-gruppirovka-statisticheskih-dannih.html
konspekti-literaturo-vedcheskih-rabot-po-probleme-zhanra-l-vchernec-i-dr.html
konspekti-teatralizovannih-igr-zanyatij-metodicheskie-rekomendacii-po-organizacii-zanyatij-12-1-teatr-igrushek.html
konspekti-zanyatij-elektivnogo-kursa.html
  • write.bystrickaya.ru/glava-10-uslugi-platnih-stoyanok-avtostoyanok-prakticheskoe-posobie-po-envd-chast-i-obshie-polozheniya-glava-envd.html
  • university.bystrickaya.ru/glava-19-osteohondropatii-stopi-izdanie-vtoroe-pererabotannoe-i-dopolnennoe.html
  • testyi.bystrickaya.ru/analiz-i-regulirovanie-proizvodstvennih-zapasov-chast-8.html
  • shkola.bystrickaya.ru/stil-sms.html
  • assessments.bystrickaya.ru/byulleten-novih-postuplenij-za-yanvar-2009-goda-stranica-2.html
  • klass.bystrickaya.ru/5-nauchno-issledovatelskaya-rabota-obuchayushihsya-za-poslednie-tri-goda-s-lipin-bor-2010-2011-uchebnij-god-obshie.html
  • laboratory.bystrickaya.ru/v-nabokov.html
  • uchit.bystrickaya.ru/troicin-den-polnaya-illyustrirovannaya-enciklopediya.html
  • occupation.bystrickaya.ru/metodicheskie-ukazaniya-po-podgotovke-i-zashite-vipusknih-kvalifikacionnih-rabot-na-kafedre-organizacii-proizvodstva-stranica-5.html
  • knowledge.bystrickaya.ru/metodicheskie-ukazaniya-k-vipolneniyu-kursovih-rabot-dlya-studentov-specialnostej-230102-65-avtomatizirovannie-sistemi-obrabotki-informacii-i-upravleniya-nizhnij-novgorod.html
  • uchebnik.bystrickaya.ru/v-chem-zaklyuchaetsya-osobennost-lyubvi-mezhdu-guru-i-uchenikom-svami-satyananda-sarasvati-bhakti-joga-sagar.html
  • pisat.bystrickaya.ru/tablica-61-svedeniya-o-pedagogicheskih-rabotnikah-specialnost-otchet-o-samoobsledovanii-osnovnoj-obrazovatelnoj.html
  • zadachi.bystrickaya.ru/nizhnyaya-palata-prinyala-popravki-v-ryad-statej-ugolovno-processualnogo-kodeks-stranica-21.html
  • uchitel.bystrickaya.ru/realizaciya-dolgosrochnoj-celevoj-programmi-dostupnaya-sreda-dlya-invalidov-v-2011-godu-slajd-2.html
  • writing.bystrickaya.ru/antichnaya-filosofiya-v-kontekste-nauchnih-i-vnenauchnih-form-znaniya.html
  • institute.bystrickaya.ru/glava-6-rassledovanie-grabezhej-i-razbojnih-napadenij-e-r-rossinskaya-kriminalistika-voprosi-i-otveti.html
  • letter.bystrickaya.ru/obshee-kol-vo-o-provedenii-zaprosa-kotirovok.html
  • crib.bystrickaya.ru/i-t-glebov-uchebnoe-izdanie.html
  • literatura.bystrickaya.ru/spbgu-obyavil-konkurs-na-arendu-16-universitetskih-stolovih-i-kafe-raspolozhennih-v-zdaniyah-vuza-na-vasilevskom-ostrove-spbgu-pochti-dognal-makdonalds-po-kolichestvu-kafe-4-stranica-10.html
  • occupation.bystrickaya.ru/metodika-formirovaniya-osnov-mezhkulturnoj-kommunikativnoj-kompetencii-u-mladshih-shkolnikov-v-processe-obucheniya-buryatskomu-yaziku-na-materiale-buryatskih-narodnih-skazok.html
  • nauka.bystrickaya.ru/v-niu-vshe-sostoyalas-ceremoniya-nagrazhdeniya-pobeditelej-konkursa-startap-goda-23-dekabrya-oficialnie-novosti-5.html
  • pisat.bystrickaya.ru/tehnicheskie-dannie-konvektorov-tipa-progress-metodicheskie-ukazaniya-normirovanie-rashodov-toplivno-energeticheskih.html
  • notebook.bystrickaya.ru/internet-resursi-gosduma-rf-monitoring-smi-28-aprelya-2007-g.html
  • uchenik.bystrickaya.ru/integracionnie-processi-v-zapadnoj-evrope-chast-2.html
  • lecture.bystrickaya.ru/6-kachestvo-podgotovki-specialistov-otchet-o-rezultatah-samoobsledovaniya-deyatelnosti.html
  • desk.bystrickaya.ru/otchet-o-rabote-fakulteta-himicheskoj-tehniki-i-kibernetiki-za-period-2006-2010-gg-a-n-labutin.html
  • vospitanie.bystrickaya.ru/zhizn-rossiyanina-ni-kachestva-ni-kolichestva-polozhenie-o-patronazhe-territorialnoj-tpp-perspektivnih-otechestvennih.html
  • lektsiya.bystrickaya.ru/postanovka-voprosa-o-granicah-dushevnogo-zdorovya-stranica-8.html
  • doklad.bystrickaya.ru/vedushij-pozhalujsta-bi-bi-si-d-a-medvedev-rossiya-ne-sojdet-s-puti-reform-statya-v-gazete-financial-times.html
  • uchitel.bystrickaya.ru/referat-po-discipline-otechestvennaya-istoriya-tema-aleksandr-ii-kak-gosudarstvennij-deyatel.html
  • learn.bystrickaya.ru/glava-iii-predmet-obekt-i-subekti-socialnoj-politiki-hrapilina-l-p-d-e-n-prof-sherbakov-a-i-k-e.html
  • thescience.bystrickaya.ru/hozyajstvo-i-bit-cheloveka-v-epohu-neolita-uchebno-metodicheskij-kompleks-disciplini-arheologiya-kostanaj.html
  • tasks.bystrickaya.ru/31-nalogovaya-deklaraciya-po-nalogu-na-pribil-auditorskoe-zaklyuchenie-ego-vidi-i-rol-v-buhgalterskoj-otchetnosti.html
  • lecture.bystrickaya.ru/6-lirika-zhizni-1-sistemnost-poetiki-mayakovskogo-4.html
  • exchangerate.bystrickaya.ru/askaridoz-svinej.html
  • © bystrickaya.ru
    Мобильный рефератник - для мобильных людей.